Образовательный портал о загадках Планеты Земля.

 Образовательный портал об НЛО , Уфологии и других загадках Земли
| Главная страница |

Речь президента Кеннеди.

Едва отправившись от шока, вызванного сообщением о полете в космос гражданина СССР, Кеннеди направил вице-президенту Линдону Джонсону меморандум, в котором, среди прочего, говорилось: «В продолжение нашего разговора я хотел бы, чтобы вы, как председатель Совета по космосу, возглавили проведение всестороннего анализа наших позиций в исследовании и использовании космоса». Далее Кеннеди просил дать ему ответы на конкретные вопросы.

1. Есть ли у США возможность оставить Советы позади, осуществив посадку ракеты на Луне?

2. Существует ли какая-либо внятная космическая программа, обещающая внушительные результаты в ближайшее время?

3. Какие дополнительные расходы понадобятся для реализации этой программы?

4. Должны ли США при разработке больших ракет-носителей отдать предпочтение ядерному, жидкому или твердому топливу или комбинации всех трех?

5. Предпринимаются ли максимальные усилия по реализации космической программы, и есть ли от этих усилий практическая отдача?

Джонсон незамедлительно переадресовал все эти вопросы Вернеру фон Брауну. Чтобы ответить на них немцу не потребовалось много времени, и вскоре он представил руководству доклад, в котором весьма пессимистично оценил сложившуюся ситуацию, но при этом предложил хорошо аргументированную программу ответных действий, которые США могли противопоставить советским успехам в космосе.

В ответе на первый вопрос фон Браун обратил внимание американского руководства на тот факт, что некоторое время назад Советский Союз смог отправить станцию в сторону Венеры. Это говорило о том, что в руках советских специалистов имеется носитель, способный доставить на околоземную орбиту полезный груз массой более шести тонн. С помощью такой ракеты можно поднять в космос нескольких астронавтов одновременно, обеспечить мягкую посадку на Луне, вывести аппарат массой до 2250 килограммов на орбиту вокруг Луны и обеспечить его возвращение на Землю. Однако для высадки человека на Луну этого было мало. Для этого нужна была ракета в десять раз более мощная, чем имевшаяся в наличии. Вернер фон Браун писал: «…можно с уверенностью сказать, что: а) мы не имеем хороших шансов опередить Советы в создании пилотируемой лаборатории в космосе; б) у нас есть спортивный интерес добиться лидерства над Советами, осуществив мягкую посадку на лунную поверхность станции, оснащенной радиопередатчиком; в) у нас есть спортивный интерес раньше Советов совершить облет Луны пилотируемым кораблем с экипажем из трех человек (1965–1966 годы); г) у нас есть отличные шансы одержать победу над Советами, совершив первую высадку экипажа на Луне. Если мы предпримем ударную программу, я думаю, эта задача может быть выполнена в 1967–1968 годах».

А в заключение фон Браун писал: «.мы соревнуемся с решительным противником, который перевел свою экономику на режим военного времени. Большинство же наших действий отвечают обычным условиям мирного времени. Я не верю, что мы можем выиграть эту гонку, если не предпримем ряд мер, которые до сих пор считались приемлемыми только для чрезвычайного положения».

Даже если у Кеннеди на тот момент и не было намерения объявить о начале лунной гонки, фон Браун своим письмом его явно подтолкнул к принятию такого решения.

Доклад «О неотложных мерах по обеспечению национальной безопасности», облаченный в форму обращения к Конгрессу, прозвучал 25 мая 1961 года. Я приведу здесь три выдержки из этого выступления: преамбулу, где объясняется, почему президент счел необходимым обратиться к законодателям в столь «неурочное» время; первый раздел, показывающий, что лунная гонка была лишь частью глобального противостояния двух социальных систем; и раздел, непосредственно касающийся космоса.

<…>

Конституция налагает на меня обязанность время от времени предоставлять Конгрессу информацию о положении в стране. До сих пор это традиционно трактовалась как ежегодное мероприятие. Эта традиция нарушалась в особенных случаях.

Сейчас именно такой особенный случай. Мы сталкиваемся с необычной проблемой. Наша сила, а также наши убеждения обязывают нашу нацию взять на себя роль лидера в деле отстаивания свободы.

Никакая роль в истории не может быть более трудной и более важной. Мы – оплот свободы.

Таково наше собственное убеждение и таково наше единственное обязательство перед другими. Ни один наш друг, ни один посторонний и ни один наш противник не должен усомниться в этом. И я здесь не для того, чтобы представить новую военную доктрину, направленную против кого-то или нацеленную на какой-то регион.

Я здесь нахожусь, чтобы выдвинуть доктрину свободы.

I.

Великий театр военных действий в борьбе за свободу и ее экспансию сегодня – это все южное полушарие Земли: Азия, Латинская Америка, Африка и Средний Восток – регионы, где просыпаются народы и поднимаются на борьбу (так в оригинале, хотя речь идет о регионах, расположенных и к северу, и к югу от экватора. – Прим. автора). Их революция является величайшей в человеческой истории. Они ищут конец несправедливости, тирании и эксплуатации. Более, чем конец этому, они ищут истоки.

И их поиски – и эту революцию, мы должны поддержать, несмотря на ««холодную войну», и, несмотря на политический или экономический курс, который они выберут на пути к свободе.

Не противники свободы привели к этой революции, не они создали условия, которые вынудили ее совершить. Но они ищут возможность, чтобы подняться на гребень ее волны – овладеть ею и использовать в своих целях. Пока еще их агрессия чаще является скрытой, чем открытой. Они пока не запускают ракеты, а их войска пока редко проявляют активность. Но они направляют оружие, агитаторов, советников, технических специалистов и пропагандистов в каждую беспокойную зону. Но там, где требуются прямые боевые операции, делается это обычно руками других – партизан, наносящих удары ночью, наемных убийц, действующих в одиночку – наемных убийц, которые унесли жизни четырех тысяч гражданских служащих за последние двенадцать месяцев только во Вьетнаме – подрывных элементов, диверсантов и мятежников, которые, в некоторых случаях, контролируют уже целые районы в независимых странах. [В этом месте, следующий параграф, который присутствовал в тексте, и который был написан и представлен Сенату и Палате представителей, при чтении послания был пропущен:

Они обладают мощными межконтинентальными ударными силами, огромной армией для ведения обычной войны, хорошо подготовленными скрытыми войсками в районе каждого населенного пункта, возможностью быстро мобилизовать обученную рабочую силу для любых целей, способностью принимать быстрые решения, у них закрытое общество без разногласий во мнениях или свободы информации и большой опыт в технике насилия и подавления. Они делают большие научные успехи и имеют экономические достижения и, благодаря этому, ставят себя в позу врага колониализма и друга народных революций. Они играют на нестабильности, непопулярных правительствах, пограничных проблемах, невыполненных обещаниях, судорожных реформах, массовой бедности, неграмотности, беспорядках, смутах и крушениях надежд.]

Обладая этими страшными видами вооружений, противники свободы планируют объединить и контролировать целые территории – чтобы эксплуатировать, управлять и, наконец, разрушить надежды вновь образованных стран мира на свободу; и они имеют стремление сделать это до конца текущего десятилетия. Это есть спор нашей воли и целей наших противников, а также противостояние силы и насилия – это битва за умы и души, а также за жизни и территории. И в этом споре мы не можем стоять в стороне.

Мы стоим, так же, как стояли всегда, с самого начала, за независимость и равенство всех наций. Наша страна была рождена революцией и развивалась в условиях свободы. И мы не намерены уступать дорогу деспотизму. Нет единого политического рецепта, который мог бы ответить на этот вызов. Опыт учит нас, что ни одна нация не имеет ни мощи, ни мудрости, чтобы решить все проблемы мира или управлять его революционными процессами; что расширение наших обязательств не всегда увеличивает нашу безопасность – что любая инициатива несет с собой риск временного поражения – что ядерное оружие не может предотвратить поражение – что никакой свободный народ не может сохранить свободу без собственной воли и энергии – и что никакие две страны и никакие две ситуации в мире не бывают в точности одинаковыми.

Пока есть еще многое, что мы в состоянии сделать, и мы должны это делать. Те предложения, которые я довожу до вас, являются многочисленными и разнообразными. Они являются ответом на множество особых условий и опасностей, которые становятся все более и более очевидными в последние месяцы. Предлагая их, как общее целое, я верю, что они могут обозначить еще один важный шаг в направлении наших общих усилий, как нации. Я нахожусь здесь, чтобы попросить помощи нашего Конгресса и нашего народа в одобрении этих необходимых мер.

<…>

IX. КОСМОС

Наконец, если мы намерены выиграть битву, которая сейчас идет во всем мире между свободой и тиранией, то для нас должно быть совершенно ясно, что драматические достижения в космосе, которые случились в последние недели, как и запуск Спутника в 1957 году, оказывают серьезное влияние на умы людей повсюду в мире – на людей, которые пытаются сделать выбор, какой дорогой им идти дальше. С самого начала моего президентского срока, наши усилия в космосе рассматривались именно под таким углом зрения. Вместе с вице-президентом, который является председателем Национального совета по космосу, мы изучили, где наши позиции в космосе сильны, а где нет, где мы можем добиться успеха, а где мы не можем этого сделать. Сейчас настало время добиться основательных успехов, настало время для Америки начать новое великое предприятие – время для нашей нации взять на себя роль явного лидера в космических достижениях, которые, во многом, могут стать ключом к нашему будущему на земле.

Я верю, что мы обладаем для этого всеми необходимыми ресурсами и талантами. Но дело в том, что мы никогда не принимали соответствующих решений на уровне нации, чтобы распорядиться своими национальными ресурсами, которые требовались для такого лидерства. Мы никогда не ставили перед собой долгосрочных целей, не строили необходимых планов или не управляли нашими ресурсами и нашим временем надлежащим образом, чтобы гарантировать их выполнение.

Признавая первенство, завоеванное Советами в космосе, благодаря их мощным ракетным двигателям, что позволит занимать им лидирующего положения еще многие месяцы, и осознавая вероятность того, что они будут далее использовать это лидерство в своих интересах, чтобы добиться еще более впечатляющих успехов, мы, несмотря на это, обязаны предпринять свои собственные новые усилия в этой области. Между тем мы не можем гарантировать, что мы в один день станем первыми, но мы можем гарантировать, что любой провал в реализации этих усилий сделает нас последними. Мы берем на себя дополнительный риск, осуществляя их совершенно открыто, на виду у всего мира, но как показал подвиг астронавта Шепарда, этот риск оправдан и способствует росту нашего достоинства, когда мы достигаем успеха. Но это не какая-то гонка. Космос сейчас открыт для нас, и наше стремление осваивать и использовать его не диктуется тем, что делают другие. Мы идем в космос, потому что это задача всего человечества, и люди свободного мира должны в полной мере участвовать в этом.

Поэтому я запрашиваю у Конгресса повышенное и дальнейшее выделение финансов, которые я ранее запросил на космическую деятельность, чтобы обеспечить средства, которые необходимы для реализации следующих национальных целей.

Во-первых, я полагаю, что наша страна должна принять на себя обязательство в достижении следующей цели – до конца этого десятилетия, доставить человека на Луну и безопасно вернуть его на Землю. Ни один космический проект нашего времени не будет более впечатляющим или более важным в исследования космоса на длительный период времени, и ни один не будет таким трудным и дорогостоящим. Мы предлагаем ускорить разработку предназначенного для этого лунного космического корабля. Мы предлагаем разработать различного типа жидкостные и твердотопливные носители, много мощнее, чем любой из разработанных к настоящему времени, вплоть до самых сверхмощных. Мы предлагаем выделить дополнительные средства для разработки других типов ракетных двигателей и для беспилотных исследований – исследований, которые особенно важны для той цели, которую наша страна не должна упустить ни в коем случае: безопасности человека, который первым совершит этот дерзкий полет. Но в самом общем смысле к Луне полетит не один человек – если мы утверждаем это решение, то это будет весь наш народ. Все мы должны работать так, чтобы доставить его туда.

Во-вторых, дополнительные 23 миллиона долларов, вместе с уже выделенными 7 миллионами долларов, должны ускорить разработку ядерной ракеты «Ровер». Это обещает нам к некоторому времени получить средство для даже более впечатляющих и амбициозных исследований космоса, возможно, для полетов дальше Луны, возможно даже к самой границе солнечной системы.

В-третьих, дополнительные 50 миллионов долларов упрочат наше нынешнее лидерство в области связных спутников, ускорив создание мировой системы спутниковой связи.

В-четвертых, дополнительные 73 миллиона долларов, из которых 53 миллиона выделены Бюро погоды – позволят получить нам, к самому раннему возможному сроку, спутниковую систему глобального наблюдения за погодой.

Должно быть совершенно ясно, и это то решение, которое члены Конгресса должны наконец принять – пусть будет ясно, что я прошу Конгресс и страну взять на себя твердое обязательство и принять новый курс действий – курс, который займет много лет и потребует тяжелых расходов: 531 миллион долларов в 1962 финансовом году и, по оценкам, от семи до девяти миллиардов долларов в следующие пять лет. Если мы намерены пройти только половину пути или опустить голову перед лицом трудностей, то, я убежден, будет лучше вообще не вступать на этот курс.

Сейчас, это именно тот выбор, который должна сделать наша страна, и я уверен, что под руководством Космических комитетов Конгресса и Комитетов по ассигнованиям, вы внимательно рассмотрите этот вопрос.

Это самое важное решение, которое мы должны принять, как нация. Все вы живые свидетели событий последних четырех лет и видели каково значение космоса и достижений в космосе, но никто не может предсказать с уверенностью, каков конечный смысл освоения космоса.

Я верю, что мы должны лететь на Луну. Но я думаю, каждый гражданин нашей страны, как и члены Конгресса, должны тщательно рассмотреть вопрос принятия этого решения, к которому мы шли многие недели и месяцы, потому что это тяжелое бремя, и пока не будет общего духа согласия или желания, чтобы Соединенные Штаты заняли прочную позицию в космосе, мы не будем готовы сделать эту работу и вынести это бремя, чтобы достичь успеха. Если мы не готовы к этому, мы должны решить это сегодня, в этом году.

Это решение требует масштабного общенационального участия научных и технических кадров, привлечения материальных и производственных ресурсов и их отвлечения от других важных отраслей, где они уже задействованы. Это означает новую степень участия, организации и дисциплины, которые не всегда были характерны для наших работ, связанных с исследованиями и разработками. Это означает, что мы не можем позволить себе неоправданных остановок работ, раздутых затрат на материалы и рабочую силу, расточительной конкуренции между агентствами и отраслями или высокой текучести кадров среди ключевого персонала.

Новые задачи и новые деньги не могут решить эти проблемы. Они могут, фактически, даже усугубить их в дальнейшем, пока каждый ученый, каждый инженер, каждый военнослужащий, каждый технический специалист, подрядчик и гражданский служащий не примет на себя персональное обязательство работать так, чтобы его страна двигалась вперед на полной скорости, которую дает свобода, в захватывающее путешествие в космос.

<…>. [1]

Главное, что можно увидеть в процитированных фрагментах, – это конкретный срок исполнения «проекта века» – конец текущего десятилетия, то есть 1969–1970 годы.

Америка блестяще справилась с задачей, которую сформулировал президент Кеннеди. Удалось сделать то, что казалось невозможным, и то, что никто не смог повторить до сегодняшнего дня. В следующих главах я расскажу о ходе реализации программы «Аполлон» и о некоторых других программах 1960-х годов, не связанных с Луной, но испытавших на себе ее влияние.



Приходько Валентин Иванович , Copyright © 2010-2016 г. E-mail: adm-site-val@rambler.ru , Украина .
Перепечатка материалов автора с обязательной ссылкой на авторство и сайт - ПРИВЕТСТВУЕТСЯ !.