Образовательный портал об НЛО , Уфологии
и других загадках Земли.

 Образовательный портал об НЛО , Уфологии и других загадках Земли
| Главная страница |

Полтергейст

     Что такое полтергейст? Попробуем, проведя небольшой экскурс в историю, выявить основные закономерности этого явления и дать таким образом ему описание.

Зимой 1666 года царю Алексею, второму из династии Романовых, сообщили, что в московской богадельне, близ Иванова монастыря, появилась "нечистая сила". Кто-то невидимый стучит там днем и ночью, кричит дурным голосом, а главное, не дает спать обитателям богадельни, сбрасывая их с постелей. Тогда по совету бояр царь велел разыскать и привести к себе преподобного Иллариона, о котором говорили, что ему дана была власть над духами. Царские слуги отыскали его уже в пути, когда он направлялся в дальние скиты.

Выслушав царя, преподобный, следуя смирению, стал ссылаться на свою духовную немощь и несовершенства, так что царю пришлось возвысить на него голос, и только тогда преподобный повиновался и принялся за дело.

Явившись в богадельню, священник отслужил там со слезами и рвением вечернюю службу и повелел всем, перекрестившись на сон грядущий, ничего не бояться и ложиться спать. "Я же в страхе укрылся шубою и забился под нее", – писал свидетель и летописец события.

"Боряся же преподобный с тем дьяволом, седмиц пят, прилежныя свои молитвы к Богу творя, и воду святя и повсюду кропя; абие той демон мало по малу исчезе оттуда конечно, и к тому николиже тамо вниде".

Возможно, это первое из сохранившихся в истории упоминаний о полтергейсте. Существует множество сообщений из более близких лет о подобных явлениях. Приведем здесь два из них, выбранные потому, что и в том и в другом упоминается деталь, представляющаяся немаловажной. "В 1873 г., в Симбирской губ., Ардатовского уезда, в селе Барашеве, в доме священника с 23 декабря по 28 декабря "разнообразное самодвижение и самолетание предметов", самовар с кипятком поднялся с пола и отлетел аршина на два; из русской кухонной печи вырывало и разбивало вдребезги кирпичи; домашняя посуда и утварь летали в разные стороны и разбивались. Момент поднятия какой бы то вещи с известного места и перелет ее при внимательном наблюдении моем ни разу не был замечен, а только ее падение", – писал священник Н. Л. Цветков.

"В 1887 году в Сибири, в Томской губернии, возле города Марийского, – рассказывал корреспондент газеты "Сибирский вестник", – на кожевенном заводе купца Савельева в ночь на 1 сентября полный погром: почти во всех окнах двухэтажного флигеля, где жили хозяева, перебиты стекла и множество всякой посуды. Прибыли следователь, товарищ прокурора, воинский начальник; хозяева и 40 заводских рабочих показали, что видели, как вещи, лежавшие спокойно, внезапно поднимались с места и стремительно летели в окна и разбивали их. Никто не мог уловить момента поднятия, но все ясно видели полет вещи".

Иными словами, предмет наблюдался только в движении, только в полете; само же начало движения заметить не удавалось. Эту деталь феномена отмечают и другие исследователи.

Напрашивается мысль, что предмет за какое-то мгновение перед тем, как быть воспринятым уже в движении, просто исчезает из пространственных координат нашего мира. И там, вне этих координат, он получает тот импульс, который приводит его в движение. По тому же принципу "из ниоткуда" падают и записки, которые полтергейст бросает своим жертвам.

Часто фигурирует в рассказах о полтергейсте рука без остального тела. В Кемерове хозяйка, несколько раз видевшая фигуру человека, проснулась как-то ночью от чувства страха и, увидев снова эту фигуру в углу, с ужасом наблюдала, как от нее отделяется рука, приближаясь к ней. Если сама фигура выглядела размытой, то руку, рассказывала женщина, она видела четко. Приблизившись к ней, рука схватила ее за горло и стала душить. Она пыталась освободиться от руки, звать на помощь мужа, но тот спал. Утром на шее у нее оказались следы от пальцев, которые долго болели.

А вот рассказ женщины из одной сибирской деревни:

"Я на себе испытала.. Я его, конечно, не видела, только чувствовала. За руку поймала. Рукато мягкая-мягкая. Я родила Вовку в сорок первом году, в апреле, перед войной. Рожала я дома, ребенок появился часов в одиннадцать, а где-то в двенадцать слышу: с печки спрыгнул кто-то и ко мне идет. Я крикнуть-то хочу и не могу. А потом как-то рукой его схватила… Рука-то моя – как в пух: мягкое что-то такое, пушистое! А я же сроду никакой молитвы не знала. Лежу, думаю: "Господи!" А мужик-то у меня с ребятишками на полу. Спал крепко, если он уснет, его не разбудишь. Он мне притащил палку:

– Если чего тебе надо: попить или чего – потычь меня. А то пока меня будишь, и ребят разбудишь.

Я лежу, боюсь пошевелиться. Потом разбудила его:

– Ложись со мной.

– Да ты че?

– Ну тогда стели мне на пол, я с тобой лягу. Не лягу я одна.

Я так всю ночь пролежала с открытыми глазами. Лампу себе поставила, и он возле лег.

А потом назавтра-то свекровь пришла, я ей и стала рассказывать: мама, мол, так и так… Она:

– Ах ты… Что ж ты его не спросила, к добру или худу?

Я говорю:

– Я испугалась. Мне не приходилось, я и не знала.

Она так на меня посмотрела, но ничего мне не сказала. И, видимо, подсказала, чтобы убрали все зеркала. Дня три, наверное, прошло, я встала, вижу: ни одного зеркала нет.

– Где ж зеркало-то у нас?

– Не знаем.

А потом (уж много времени прошло) я взглянула в зеркало: а у меня на шее, на этой стороне три и на этой два пальца-то".

В 1870 г. в имении помещика Щапова на Урале начали твориться странные явления. Вот свидетельство самого Щапова:

"В первый раз жена видела в окне снаружи розовую, как бы детскую ручку с прозрачными ногтями, которыми она барабанила в стекло. А в другой раз я сам, будучи один в доме и добиваясь несколько часов посмотреть, кто и как (не жена ли сама, притворяясь спящей) барабанит по полу в ее спальне, несколько раз незаметно подкрадывался к дверям спальни, где стуки по полу шли непрерывно, но каждый раз, лишь только я чуть-чуть заглядывал в спальню, звуки приостанавливались и тотчас же возобновлялись снова, когда я отходил или отводил только глаза от внутренности спальни, как будто дразнили меня.

Но вот, полагаю, в двадцатый, а то и больший раз я как-то вдруг ворвался в комнату, лишь только там начались стуки, и… оледенел от ужаса: маленькая, почти детская, розовенькая ручка, быстро отскочив от пола, юркнула под покрывало спящей жены и зарылась в складках покрывала, начиная от нижнего его конца до плеча жены, куда ручка спряталась. Меня, как я говорю, оледенил ужас, потому что спрятавшаяся ручка была вовсе не рука моей жены (хотя и у той руки были небольшой величины). Это уж я заметил ясно.

Как ни тяжело и опасно было оставлять в такое время своих семейных – двух старух и жену с ребенком, но я по одному безотлагательному делу должен был на один день поехать в город, а чтобы семейным не было страшно оставаться одним (так как мы все уже не на шутку стали бояться этих явлений), я попросил одного юношу, соседа нашего А. И. Портнова, остаться с ними. Вернувшись через день, застаю всю семью в сборах с уложенными уже на воз вещами; мне объясняют, что оставаться долее никак нельзя, потому что начались самовозгорания в доме разных вещей и дошло до того, что вчерашним вечером на самой хозяйке дома (т. е. моей жене) воспламенилось само собою платье, и Портнов, бросившийся тушить его на ней, обжег себе все руки, которые у него и оказались действительно забинтованными и сплошь почти покрытыми пузырями.

Жена же рассказала следующее. Только вышла она за дверь в сени, как под ней вдруг затрясся весь пол, раздался оглушительный шум, и в то же время из-под пола с треском вылетела точно такая же синеватая искра, какую мы прежде видели вылетавшей из-под умывального шкафчика, и только успела она вскрикнуть от испуга, как внезапно очутилась вся в огне и потеряла память. При этом весьма замечательно то, что она не получила ни малейшего ожога, тогда как бывшее на ней тоненькое жигонетовое платье кругом обгорело выше колен, а на ногах не оказалось ни одного обожженного пятнышка. Что же действительно оставалось делать? Передо мною был с искалеченными от ожогов руками Портнов, обгорелое платье, на тонкой материи которого не было ни малейших следов какоголибо горючего материала, – ясно, что оставалось бежать! Это мы и сделали в тот же день, переехав в соседний поселок в квартиру казака, где и прожили все время половодья без всяких уже тревог. Не было никакого повторения и по возвращении нашем в дом, который я, однако, тем же летом распорядился сломать".

С огнем, сопутствующим полтергейсту, встречаются во многих случаях. Подчеркнем, однако, обстоятельство, не отмеченное ранее: огонь, который обугливал и сжигал предметы, оказавшиеся в его зоне, на людей оказывал весьма избирательное действие. Пример тому – случай, описанный выше. Пламя, исходившее от одного и того же источника, сильно обожгло одного человека (Портнова) и не принесло ни малейшего вреда другому – жене Щапова. Такие случаи известны и в наше время. Второпях люди бросаются гасить загоревшиеся вещи руками, не чувствуя при этом пламени и не получая ни малейших ожогов. Так происходило и при загораниях, вызванных полтергейстом, в городе Сыктывкаре, на Севере, и в Москве, в квартире на улице Молдогуловой, когда загорелась шуба и ее стали гасить руками.

Из всего сказанного следует, что полтергейст по самой своей сути – абсолютно иррациональное явление. Вероятно, поэтому и методы борьбы с ним удивляют своей "ненормальностью". Сибирский крестьянин рассказывает о хозяине в их деревне, имевшем избу, которая состояла как бы из двух половин. Жить же ему с семьей приходилось только в одной половине, вторая пустовала, так как в ней по ночам слышались стуки и с печки летали кирпичи. Деревенский учитель и другие "грамотные люди" попытались ночевать там и убедились, что кирпичи с печки летят сами по себе, "дуют и ваших нету". И поделать с этим никто ничего так и не смог.

"А приезжал цыган, – продолжает крестьянин свой рассказ, – кастрировал он жеребцов, быков.

– Чепуху-то. Сичас мы ее выживем! Купи картов колоду, бери в магазине.

Тот пошел, купил "картов колоду", притащил. Он взял их:

– Уходите все! А карты потом посмотрите, куда я их положу!

Залез в подполье, карты положил там на место. Но те залезли потом, чтоб поглядеть-то, действительно он их положил? Посмотрели – тут лежат. Но теперя говорит:

– Заселяйтесь, живите. Ему есть чем заняться будет.

А кто "ему"? Кому "ему"? "Он, – гыт, – в карты играть будет, а не здесь…"

Посмотрели – действительно, картов-то нету! Куды девались? Никто не приходил. Хозяин в той половине. Сюды не слышно, никто не приходил. Учителя пришли: нету, где лежали, карт. Но давайте попробуем. И вот хозяин ночевал, нету, ушло. А чем объяснить? И что, он, цыган, знал чего ли? "Ему", говорит, заняться нечем было, вот он вас и беспокоил. Кому?"

Нечто подобное наблюдалось в случае с семьей Савиных в совхозе "Коммунарка": "В другой раз, когда ночевали у нас милиционер и двое дружинников, они всю ночь играли в карты уже ничего не было".

Ставить рядом два этих эпизода следует с величайшей осторожностью: многочисленные попытки выделить в полтергейсте какие-то устойчивые свойства чаще всего оказываются тщетны. Как только какая-то закономерность кажется установленной, оказывается, что существует достаточно много случаев, когда все происходило прямо противоположным образом, с противоположным знаком. Поясним это примером.

Полтергейст в семье Савиных появился еще в Москве, когда же, спасаясь от него, они переселились в "Коммунарку", полтергейст последовал за ними. Вспомним Барабашку, который последовал за Фирузой и другими девушками после их переезда. Таких случаев, когда полтергейст отправлялся с места на место, следуя за своей жертвой, известно довольно много. Всякий на месте исследователя сделал бы вывод, что объектом полтергейста являются конкретные люди, семья.

Оказывается – никоим образом. Существует достаточно много свидетельств о полтергейстах, которые, наоборот, были привязаны не к людям, а очень устойчиво – к определенному месту, к дому. В течение ряда лет разные люди могут приезжать в дом и покидать его, наблюдая всякий раз возобновлявшиеся явления.

Еще пример. Исследователи, а иногда и просто наблюдатели часто отмечают устойчивую связь феномена с кем-то из членов семьи, чаще всего с ребенком или подростком переходного возраста. То, что происходящее связано с таким "носителем", подтверждается тем, что во время его отсутствия или когда он спит, феномен прекращается. Когда же "носитель" оказывается в другом доме, там тоже, как бы следуя за ним, начинают происходить явления полтергейста: возгорания, падения и передвижения предметов. В одном из описанных случаев стоило мальчику ("носителю") появиться у соседей, как сейчас же сам собой опрокинулся стол. Присутствие такого "носителя" удается установить примерно в 80-90случаев феномена.

Казалось бы, налицо четкая закономерность. И снова – это было бы так, если бы не наблюдались диаметрально противоположные случаи, когда полтергейст продолжается и в отсутствие "носителя". Причем таких случаев тоже слишком много, чтобы можно было отнести их к разряду исключений. Самые различные стороны полтергейста проявляются, как бы следуя этой схеме: стоит фиксировать некое свойство, как тут же обнаруживается другое, противоположное ему.

Выше приводился случай изгнания полтергейста преподобным Илларионом, описанный в исторической хронике. Известны и другие факты прекращения полтергейста после кропления святой водой и молебна.

В 1893 году в Тобольске, как сообщала в письме сама жертва полтергейста, "после молебна с водосвятием все прекратилось". Тоже, казалось бы, налицо некая закономерность. Но закономерности этой противостоят случаи, когда святая вода и молебен не только не прекращают полтергейст, а, наоборот, усиливают его активность: расплескивается и выливается святая вода, гнутся кресты и т. д. Об этом же гласит и принадлежащее А. С. Пушкину свидетельство по поводу полтергейства в Москве. Тогда вызвали священника, но "во время молебна стулья и столы не хотели стоять смирно".

Таким образом, можно было бы сделать два противоположных утверждения: "Святая вода и молебен полностью прекращают полтергейст" и "Святая вода и молебен не прекращают, а только усиливают его". И при этом оба эти утверждения были бы справедливы.

Такие же две взаимоисключающие констатации могут быть сделаны и в отношении "огненного полтергейста". Пламя его жжется и способно причинить человеку сильные ожоги. В других случаях это же пламя, исходя из того же источника, совершенно не жжется и не оставляет на теле человека ни малейших следов.

Разбирая множество случаев возгорании при полтергейсте, В. Н. Фоменко справедливо отмечает, что все они происходят с соблюдением как бы "мер безопасности": происходит это только в том случае, если вблизи есть вода и оказываются люди, готовые прекратить пожар. Многочисленные факты подтверждают это наблюдение. Но в то же время другие факты свидетельствуют о совершенно противоположном: пожары, наведенные полтергейстом, возникают и в отсутствие людей. В результате таких возгорании может быть уничтожен не только сам дом, но и дома, оказавшиеся рядом. Один из многочисленных примеров тому – известное "Липецкое дело", когда, несмотря на все меры предосторожности, дом сгорел целиком.

Именно эта особенность феномена – полное отсутствие каких-либо законов его поведения – делает затруднительными, а то и невозможными попытки описания его в терминах позитивного знания: возможно ли говорить, что предмет шар, оговаривая при этом, что одновременно он и куб, утверждать, что он черный, но в то же время и белый?

Впрочем, опыт подобного противоречивого описания явлений известен. Это антиномия: объект характеризуется набором качеств, исключающих друг друга. Антиномия с некоторых пор применяется в науке и тысячелетия известна в мистической практике, где некая полнота реальности может быть описана только таким образом.

В науке антиномии служат для описания явлений, лежащих за пределами обыденного, повседневного опыта. В мистике – для объектов, расположенных за чертой реальности этого мира. Следует ли из того, что и полтергейст, который может быть описан только таким образом, тоже лежит за этой чертой? Как за ней, по другую сторону, пребывают те сущности, которые, как считают некоторые, сопутствуют этому явлению и даже порождают его. При этом сами мы не знаем даже, пребывают ли они, эти сущности, постоянно в нашем физическом мире или они – пришельцы из каких-то параллельных, иных миров и иных Вселенных. Но, может, и сами эти параллельные миры – только часть нашего многомерного мира.

В последнее время математиками создано несколько убедительных моделей, свидетельствующих о том, что реальность имеет не три измерения (или четыре, если считать время), а гораздо больше.

Абсурдные, несвязные явления, которые воспринимаются нами как полтергейст, возможно, не более чем отзвуки, дальние тени каких-то иных явлений, происходящих в другом, недоступном нам мире иных измерений.

Точка зрения, предлагаемая здесь, не представляется автору ни окончательной, ни единственно возможной. Поэтому было бы уместно, наверное, напомнить те положения феномена, которые всегда ставили и продолжают ставить в тупик его исследователей.

Первое – это то, что действия полтергейста явно лишены логики, цели и смысла. Следует уточнить: той логики и того смысла, которые доступны нам.

Второе, что констатируют исследователи, – явления, сопровождающие феномен, необъяснимы и совершенно невозможны с точки зрения физических законов нашего мира: характер полета предметов, прохождение их сквозь стены и другие твердые преграды, феноменальная "информированность" полтергейста о присутствующих и т. д.

Третья особенность: каждому качеству полтергейста соответствует как бы исключающее его противоположное качество.

Существует еще одно не менее странное свойство полтергейста, обнаруженное недавно, которое может быть добавлено к этому перечню. Исследователи феномена в Нижнем Новгороде решили узнать, меняется ли температура тел, бросаемых или перемещаемых полтергейстом. Для этого они использовали радиотермометр, прибор, принимающий излучение от предмета и служащий для дистанционного измерения температуры.

Направленный на такой предмет радиометр показывал на индикаторе мгновенный всплеск, говорящий о большой интенсивности излучения. Но уже через мгновение излучение это резко падало до уровня общего фона, т. е. прибор регистрировал ту же температуру, что и другие предметы, на которые полтергейст не воздействовал. В подобных случаях, отмечают исследователи, некая информация – будь то температура тела или картина происшедшего – после того, как она была считана, снята, полностью исчезает. Такое свойство предметов ли, ситуации ли также никак не соответствует реальностям мира, в котором мы существуем.

Исследования и размышления исследователей о природе полтергейста ставят вопрос таким образом: либо это феномен, врывающийся в нашу действительность как некий протуберанец, исходящий из иного измерения или иного мира, либо сами реальности нашего мира значительно шире, чем мы привыкли представлять себе это.

Хотя выше было сказано "либо – либо", обе версии кажутся допустимыми в равной мере. Возможно, и здесь полнота реальности антиномична, как антиномичен сам полтергейст, т. е. включает в себя обе эти версии.

(А. А. Горбовский. Незваные гости? Полтергейст сегодня и завтра. – М.: Знание, 1990)


Приходько Валентин Иванович , Copyright © 2010-2016 г. E-mail: adm-site-val@rambler.ru , Украина .
Перепечатка материалов автора с обязательной ссылкой на авторство и сайт - ПРИВЕТСТВУЕТСЯ !.