Образовательный портал о загадках Планеты Земля.

 Образовательный портал об НЛО , Уфологии и других загадках Земли
| Главная страница |

Война во Вьетнаме (1961-1974 гг.).

     2 сентября 1945 г. ханойское радио возвестило миру об образовании Демократической Республики Вьетнам (ДРВ), руководимой Временным национальным правительством во главе с лидером патриотического фронтаХо Ши Мином. Демократическая Республика Вьетнам стала вторым в Азии — после Монголии — народным государством.

Однако объявление о независимости не стало началом мирного строительства и преобразований в ДРВ. Бывшие союзники по антигитлеровской коалиции отказались выполнять положения Атлантической хартии, заключенной в начале Второй мировой войны и гласившей, что после ее окончания активные участники борьбы с фашизмом (а это в полной мере относилось и к Вьетнаму) получат право свободно определять судьбу своего государства. Приказом верховного командующего войсками союзников в юго-западной части Тихого океана американского генерала Д. Макартура Вьетнам был произвольно разделен на две зоны (как тогда было объявлено, для приема капитуляции японских войск по 16-й параллели: к северу — китайскими войсками Чан Кайши, к югу — английскими войсками из состава командования в Юго-Восточной Азии).

На деле же вошедшие в Индокитай британские войска генерала Грейси не стали помогать вьетнамцам быстрее избавиться от японского военного присутствия, а создали условия для возвращения прежних оккупантов — французских колонизаторов. В ответ на это национально-освободительное движение народа в Южном Вьетнаме активизировалось. Подобная картина наблюдалась также в Лаосе и Камбодже. Вьетнамскому, лаосскому и камбоджийскому народам пришлось каждому по-своему организовывать борьбу за свою свободу.

По предложению Советского правительства 26 апреля 1954 г. в Женеве состоялось совещание министров иностранных дел великих держав для решения вопроса о восстановления мира в Индокитае. В результате участники Женевского совещания подписали соглашение о прекращении военных действий и провозгласили независимость ДРВ, Лаоса и Камбоджи{36}. [193]

Вскоре, однако, во Вьетнаме вспыхнула вторая война Сопротивления, которая на этот раз продолжалась 15 лет. В неразрывной связи с ней развивались и национально-освободительные войны народов Лаоса и Камбоджи.

В соответствии с Женевскими соглашениями Вьетнам был разделен временной демаркационной линией (по реке Бенхай южнее 1.7-й параллели) на две части — Северный и Южный Вьетнам. На июль 1956 г. назначались всеобщие выборы под международным контролем для решения вопроса об объединении страны. Однако южновьетнамские власти, нарушив Женевские соглашения, провозгласили создание на юге страны нового государственного образования — Республики Вьетнам — со столицей в Сайгоне.

Создав при помощи США крупные вооруженные силы, сайгонский режим стал на путь массовых репрессий против демократических сил и участников движения Сопротивления. В ответ на это патриоты Южного Вьетнама начали борьбу за воссоединение с ДРВ. 17 января 1960 г. в дельте реки Меконг произошло крупное вооруженное выступление, охватившее вскоре всю страну.

Спасая марионеточный режим, США спровоцировали так называемый «Тонкинский инцидент» и 5 августа 1964 г. начали бомбардировки Северного Вьетнама, а с апреля 1965 г. вторглись на земли Южного Вьетнама.

Для осуществления воздушной войны против Демократической Республики Вьетнам США привлекли большое количество авиации, базирующейся на авиабазах Южного Вьетнама, Филиппин и Таиланда. Американское командование использовало все средства поражения, в том числе такие, как напалм, фосфорные и шариковые бомбы, управляемые и неуправляемые ракеты «воздух-земля», бомбы замедленного действия и др. Объектами массированных воздушных ударов стали сотни городов и деревень, плотины и дамбы — с целью вызвать наводнения, голод и разруху.

Если против ДРВ воевала только американская авиация, то в Южном Вьетнаме в боях принимали участие все виды вооруженных сил США. Более того, Соединенным Штатам удалось привлечь к вооруженной борьбе воинские контингенты из других стран, входивших в военные блоки, а именно — Австралии, Новой Зеландии, Таиланда, Филиппин и Южной Кореи. Максимальная численность этих союзных войск составляла 72 тыс. человек.

В октябре 1965 г., с началом сухого сезона, военное командование США развернуло первое стратегическое наступление. В нем участвовало около 200 тыс. солдат и офицеров экспедиционного корпуса США, 500 тыс. личного состава марионеточных войск, 28 тыс. союзников, 2300 самолетов и вертолетов, 1200 орудий, 1400 танков и бронетранспортеров, 50 боевых кораблей. Основной целью операции [194] было нанести удар в двух направлениях: в Центральном Вьетнаме от морских портов на запад до границы с Лаосом и Камбоджей и в Южном Вьетнаме — из района Сайгона на северо-запад, с тем чтобы выйти к границе с Камбоджей, а также перекрыть коммуникации из ДРВ. Однако существенных результатов эта операция не дала. Осенью 1966 г. последовало новое наступление в районе Сайгона с задачей разгромить группировку армии освобождения, выйти к границе с Камбоджей и перерезать коммуникации, идущие из ДРВ. Была задействована почти миллионная группировка войск, поддерживаемая самолетами и вертолетами (4,3 тыс.), тяжелыми орудиями (2,3 тыс.), танками и бронетранспортерами (3,3 тыс.), боевыми кораблями (более 200 единиц). Результат тот же — успеха добиться не удалось. С января по май 1967 г. предпринимается новая операция — «Седар Фоллз», и снова неудача.

Одной из главных составляющих высокой способности к сопротивлению вьетнамского народа, наряду с мужеством и стойкостью бойцов как на севере, так и на юге, явилась своевременная и всесторонняя помощь Советского Союза. В феврале 1965 г. Ханой посетила советская делегация во главе с Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгиным. Вьетнамской стороне была обещана помощь «по всем направлениям». На обратном пути делегация останавливалась в Пекине, где также обсуждались вопросы советско-китайского сотрудничества по оказанию помощи Вьетнаму. Переговоры закончились успешно. И вскоре через территорию КНР по железной дороге в Северный Вьетнам начали поступать военно-стратегические грузы, новейшая боевая техника и вооружение. Грузы направлялись также морем через порт Хайфон. Одновременно с ними в страну начали прибывать и советские военнослужащие.

В состав контингента советских воинов, который принимал участие в войне во Вьетнаме, входили военные советники и специалисты-инструкторы — зенитчики и артиллеристы, летно-технический состав, связисты, военные моряки и медики. Одним из первых во Вьетнам прибыл личный состав войск противовоздушной обороны.

Задачи отражения ударов американской авиаций по объектам Северного Вьетнама были возложены на войска ПВО и ВВС Вьетнамской народной армии (ВНА). Эти войска создавались при помощи СССР, представляя собой вид вооруженных сил ВНА.

Боевые действия во Вьетнаме с участием советских военных специалистов и использованием зенитных ракетных войск, впервые примененных в локальной войне, можно разделить на три периода.

В первом периоде основное внимание уделялось прикрытию объектов ограниченными силами зенитно-ракетных комплексов (ЗРК), действовавших из «засад» (июль 1965 г. — первая половина 1966 г.). С марта 1965 г. в составе вьетнамских войск противовоздушной [195] обороны начали появляться советские 37- и 57-миллиметровые зенитные пушки, а с июля — зенитные ракетные комплексы С-75М. Для обслуживания ЗРК и подготовки национальных кадров прибыли военные специалисты из Московского округа ПВО. Обучение шло через переводчиков, по 14 часов в сутки, и уже в конце июля дивизионы первого зенитно-ракетного полка заняли боевые позиции под Ханоем. В расчеты, обслуживающие боевые установки, на начальном периоде входили советские офицеры и солдаты. 24 июля с первых ракетных залпов, на дальности 10 км, дивизионы майора Ильиных и майора Можаева сбили три американских самолета, летевших на бомбардировку столицы ДРВ. В дальнейшем (вплоть до марта 1966 г.) дивизион Ильиных уничтожил еще 22 самолета противника, за что его командир был удостоен орденов Ленина и Красной Звезды.

Параллельно с несением боевого дежурства специалисты группы вводили в строй личный состав второго зенитно-ракетного полка ДРВ, которым командовал советский офицер — полковник В. Федоров. За 9 месяцев полк уничтожил 23 самолета противника, показав, что вьетнамские воины полностью овладели боевой техникой.

Результаты не замедлили сказаться. Американская авиация начала нести ощутимые потери, так как на вооружении ПВО Вьетнама появились не менее новые, чем у противника, боевые средства, в том числе — сверхзвуковые самолеты-истребители и зенитные управляемые ракеты советского производства.

Во втором периоде (вторая половина 1966 г. — первая половина 1967 г.) усилия вьетнамской ПВО были сосредоточены на прикрытии важных объектов страны в сочетании с действиями из «засад». В это время происходило дальнейшее совершенствование системы ПВО наряду с повышением активности истребительной авиации Вьетнама.

И, наконец, третий период (вторая половина 1967 г. — конец войны) характеризовался действиями ПВО в составе зонально-объектовой группировки по прикрытию городов Ханоя и Хайфона с их пригородами. В это время в системе ПВО страны увеличилось количество самолетов истребительной авиации (МиГ-17, МиГ-19и МиГ-21), расширились масштабы их применения. На вооружение поступили подвижные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) «Стрела-2».

Наиболее интенсивно начали поступать новейшие виды вооружения после 1971 г., когда в Ханое приняли решение о начале наступления на территории Южного Вьетнама. В этой операции участвовало 14 дивизий ВНА и несколько отдельных полков, оснащенных советским стрелковым оружием, танками Т-54 с инфракрасным прицелом и 100-мм пушкой, различными модификациями артиллерийских систем. [196]

В течение весны и лета 1972 г. войска ПВО и ВВС вели интенсивные боевые действия по отражению налетов американских самолетов. Летчики-истребители совершили около 800 боевых вылетов и провели до 200 воздушных боев, в которых сбили более 80 самолетов противника. Значительную роль сыграла и зенитная артиллерия. Однако основной вклад в отражение налетов американской авиации, как и прежде, вносили зенитные ракетные войска.

В борьбе с американской авиацией ощутимые потери понесла и вьетнамская сторона. К примеру, противник вывел из строя около половины зенитно-ракетных дивизионов, уничтожил на стартовых позициях и в расположении технических дивизионов около 200 зенитных ракет, повредил более 10 радиолокационных станций различного типа. Истребительная авиация ВНА недосчиталась половины самолетов и пятнадцати летчиков.

К декабрю 1972 г. численный состав вьетнамских войск ПВО и ВВС почти не изменился, за исключением истребительной авиации. При активном советском участии было сформировано несколько авиационных полков. Три из них имели на вооружении 148 боевых самолетов (при 170 подготовленных летчиках), учебный полк занимался транспортными перевозками.

Прекращение бомбардировок в конце 1972 г. в связи с начавшимися в Париже переговорами было использовано вьетнамским руководством для усиления группировок своих войск. Формировались новые части и подразделения, на вооружение которых из Советского Союза поступали более современные ЗРК С-125. Однако из-за медленного их развертывания они так и не приняли участия в боевых действиях.

К апрелю 1975 г. ДРВ с советской помощью добилась полного превосходства над «южанами» в технике и вооружении, что в значительной степени обеспечило ей окончательную победу. Всего же за восемь лет войны северовьетнамские летчики под руководством советских специалистов и при их непосредственном активном участии провели в общей сложности 480 воздушных боев, сбив 350 самолетов противника и потеряв 131 свой.

За весь период вьетнамской войны в ней приняло участие более шести тысяч советских военнослужащих, до конца выполнивших воинский интернациональный долг. Некоторым из них не было суждено вернуться на Родину. По данным, полученным из различных источников, в период ведения боевых действий во Вьетнаме при исполнении служебных обязанностей погибло (умерло) семь человек. За мужество и отвагу, проявленные при выполнении интернационального долга в 1 967 г., более 380 советских военных специалистов были награждены орденами и медалями СССР. [197]

Они воевали во Вьетнаме...{37}


Воспоминания генерал-майора А. Благодерова

1967-и г. в войне Сопротивления вьетнамского народа против американских агрессоров характеризовался эскалацией воздушной войны против Демократической Республики Вьетнам. Только в этом году американская авиация совершила более 45 тыс. самолето-вылетов против ДРВ, в том числе около 15 процентов ударов было сделано по военным объектам. Американцами применялось более 50 типов и модификаций новейших самолетов и вертолетов.

В связи с этим в ходе боевых действий во Вьетнаме в 1967 г. советские военные специалисты выполняли следующие задачи: готовили вьетнамские расчеты зенитных ракетных и технических дивизионов к боевому применению; разрабатывали новые способы боевых действий применительно к условиям использования авиацией США радиопомех, противорадиолокационных снарядов, полетов на малых высотах и противоракетных маневров; устраняли неисправности вооружения и военной техники; оказывали помощь в восстановлении зенитных ракетных комплексов, выведенных из строя при ударах авиации США по стартовым позициям. А также проводили работу по укреплению морально-психологических и боевых качеств вьетнамских расчетов зенитных ракетных и технических дивизионов, подвергшихся ударам авиации США.

Одним из этих людей был Николай Андреевич Руденко, который с мая 1966 по май 1967г. возглавлял группу советских военных специалистов при командире вьетнамского зенитного ракетного полка, оборонявшего дорогу № 1 на участке Ханой — провинция Нгиам включительно.

В связи с начавшимся широким применением самолетами США самонаводящихся ракет «Шрайк» этот полк понес значительные потери, до 60 процентов станций наведения ракет были выведены из строя, имелись потери среди вьетнамских боевых расчетов.

Перед советскими специалистами встала задача не только восстановить вьетнамцам боевую технику, но и практически показать им возможность уничтожения авиации США в условиях радиопротиводействия, применения противорадиолокационных снарядов, противоракетных маневров, полетов на малых высотах. [198]

Несмотря на сложность боевой обстановки, частые и опасные маневры дивизионов с позиции на позицию, тяжелые климатические условия, советские военные специалисты вместе с боевыми расчетами вьетнамцев выполнили поставленные задачи. Полк полностью вошел в строй и эффективно действовал в новых условиях боевой обстановки. К маю 1967г. он имел на боевом счету около 120 сбитых пилотируемых и беспилотных самолетов США. Ему было присвоено звание коллективного Героя Вьетнамской Народной Армии.

С августа 1966 по август 1967 г. в ДРВ в качестве специалиста при командире стартовой батареи зенитного ракетного дивизиона находился капитан Валерий Константинович Седельников. Полк, в который входил дивизион, прикрывал столицу ДРВ — Ханой. В первом бою 21 мая 1967 г. дивизион пятью ракетами уничтожил три американских самолета. В июне-июле дивизион в радиусе 100 — 120 км от Ханоя действовал из засад по американским постановщикам помех, но неудачно. Дважды дивизион подвергался бомбардировкам самолетами Р-4 и Р-105 со значительными повреждениями боевой техники. С помощью советских военных специалистов зенитный ракетный комплекс успешно вводился снова в строй.

Капитан Геннадий Васильевич Числов с сентября 1966 по сентябрь 1967 г. исполнял обязанности специалиста при командире зенитного ракетного дивизиона — старшего группы советских военных специалистов в дивизионе. В составе зенитного ракетного полка дивизион отражал удары американской авиации по Ханою и Хайфону, а также самостоятельно выполнял и другие задачи в одиннадцати провинциях ДРВ. За год дивизион уничтожил 34 американских самолета. Дважды авиация США на длительное время выводила дивизион из строя и оба раза личный состав дивизиона, и в первую очередь советские военные специалисты вновь приводил его в боеготовное состояние. Дивизион более десяти раз был награжден боевыми орденами ДРВ.

В составе группы советских военных специалистов в зенитном ракетном полку, оборонявшем город и морской порт Хайфон, с октября 1966 по октябрь 1967 г. находился капитан Вячеслав Михайлович Саблин. Будучи специалистом по радиолокационным станциям разведки и целеуказания, он обеспечивал поддержание техники в боеготовном состоянии и обучал вьетнамские боевые расчеты вести бой с учетом изменяющейся тактики действий американской авиации. За успешные боевые действия (в течение года уничтожено 53 воздушные цели) в августе 1967 г. его полк был награжден орденом ДРВ «За боевой подвиг» 3-й степени.

С сентября 1966 по август 1967г. группу советских военных специалистов по обучению вьетнамских расчетов подготовке и боевому [199] применению зенитных управляемых ракет возглавлял капитан Иван Сергеевич Филин. Работа велась только ночью. К утру подготовленные ракеты развозились по зенитным ракетным дивизионам. Сначала ракеты готовились совместно с вьетнамцами, а затем ими самостоятельно. Первые пуски ракет зенитного ракетного полка, в техническом дивизионе которого был И.О. Филин, проводились 26 и 30 апреля 1967 года. В результате стрельб двумя зенитными ракетными дивизионами были сбиты два американских истребителя. Всего в апреле и мае, когда в составе боевых расчетов работали советские специалисты, полк провел 19 стрельб, из которых 15 были успешными.

Капитан Александр Павлович Гладышев находился в ДРВ в качестве командира дивизиона и специалиста при командире зенитного ракетного дивизиона зенитных ракетных войск Вьетнамской народной армии. Дивизион участвовал в обороне Ханоя и Хайфона, дорог №№ 1 и 5.

За личное участие в уничтожении шести самолетов, проявленные при этом мужество и отвагу капитан А. П. Гладышев был награжден орденом Ленина.

Лейтенант Алексей Георгиевич Дешевых находился в составе группы советских военных специалистов в январе 1967 года. Особенно запомнился ему один бой, когда был уничтожен американский самолет — постановщик помех. Дивизион скрытно ночью совершил марш в районе барражирования самолета и утром внезапно двумя ракетами сбил один из самых больших американских постановщиков помех, имеющий на борту более десяти станций активных помех. Это была внушительная победа вьетнамских и советских ракетчиков.

С марта 1967 по март 1968 г. группу советских военных специалистов при командире зенитного ракетного полка возглавлял подполковник Юрий Михайлович Бошняк. Полк прикрывал Ханой с северо-востока и востока. В группе в разное время было от 12 до 32 специалистов. Их работа по восстановлению боевой готовности дивизионов, ремонту зенитных ракетных комплексов, разбор с вьетнамцами результатов боя проходили в основном по ночам, так как позиции дивизионов постоянно подвергались ударам американской авиации. Например, в июле 1967 г. из четырех зенитных ракетных дивизионов только один находился в строю. Бомбежке был подвергнут и район, где проживали советские специалисты. Деревня, в которой они жили, оказалась буквально перепаханной американскими бомбами. К счастью, все специалисты в это время находились в дивизионе.

Несмотря на все трудности, в течение года полк уничтожил 36 американских самолетов. [200]

И мы защищали Вьетнам{38}


Корреспондент «Красной звезды» майор А. Докучаев


Автор сделал подборку воспоминаний участников боев вьетнамской войны, одни из которых оказались хорошими рассказчиками, другие — предоставили дневники, третьи — сохранили копии донесений.

Рассказывает генерал-майор в отставке Г. Белов (в то время руководитель группы советских военных специалистов):

5 августа 1964г.... Тревожный, суровый день для дружественного народа. Соединенные Штаты Америки спровоцировали против Демократической Республики Вьетнам войну, нанеся первые воздушные удары по городам. И в тот же день вьетнамские зенитчики, защищавшие район порта Бьентуи, открыли счет сбитым самолетам.

В 1965 г. начался этап неограниченной воздушной войны против ДРВ. В пиратских налетах стали участвовать новейшие сверхзвуковые самолеты Р-105 О и Р-4 «Фантом». Поставить Вьетнаму зенитные ракетные и радиолокационные комплексы, самолеты-перехватчики, направить туда военных специалистов, усилить систему ПВО явилось нашим долгом.

Весной 1965 г. мы стали готовить вьетнамских ракетчиков. Сроки перед нами стояли жесткие — три месяца. Но жизнь и их скорректировала. В июле противник стал чаще бомбить важные объекты страны, и зенитные ракетные дивизионы заняли оборону. На боевые позиции убыли и советские специалисты.

Из дневника полковника запаса Г. Любинецкого (техника ЗРК): 24 июля 1965г. Джунгли. Бескожие эвкалипты, частокол бамбука, ползучие кусты. Но нам не до экзотики. Развертываем зенитный ракетный комплекс. Вот-вот появится противник. И точно. Не успели до конца замаскироваться, как американские самолеты двумя эшелонами пошли на Ханой, в десяти километрах от нас. Первыми стрельбу открыли ракетчики соседнего дивизиона. И сразу успех: два пуска и два попадания. Наша ракета также настигла цель. Затем «достали» беспилотный самолет-разведчик.

Сегодня вьетнамцы сообщили, что нашими дивизионами за время агрессии сбиты 399-й, 400-й и 401-й по счету американские самолеты. Из обломков четырехсотого решено отлить памятные знаки и награждать ими разведчиков. [201]

Рассказывает старший сержант запаса Н. Колесник:

В июне-июле 1965 г. янки нагло бесчинствовали в районе одного небольшого городка, расположенного неподалеку от 17-й параллели. Сам городок уже давно был разрушен от ежедневных бомбежек и лежал в руинах. Оставшиеся в живых жители покинули его. Американцы до того уверовали в свою безнаказанность, что превратили городок в ночной полигон, в буквальном смысле тренировались на точность в бомбометании. И вот майор Иван Константинович Проскур-нин дал команду на марш.

Есть у ракетчиков термин «засада». 27 июля мы решили встретить противника в засаде возле разрушенного городка, в том месте, где самолеты разворачивались на обратный курс. Прибыли из-под Ханоя (три ночи маршем двигались) и сразу попали в центр внимания крестьян уезда. Очень кстати оказалось. Грунт каменистый, а на подготовку площадок для развертывания комплекса — всего ночь. Вместе с нами в работу включились крестьяне. «Если это поможет сбить хоть одного «пирата», готовы трудиться сутки», — пояснили они. Каменистый склон горы мотыжили старики, женщины, дети.

До полуночи на позиции было спокойно. Все свободные от несения боевого дежурства отправились в палатки спать. Только я прилег, как объявили готовность. Вскакиваю и бегом к палатке вьетнамских стартовиков. Вижу: брезент колышется, собираются. Вместе прибежали к пусковой, зарядили, причем раза в два быстрее, чем на тренировках, и сразу в укрытие. Доложил и услышал в трубке голос майора Проскурнина: «Первая — пуск! Вторая — пуск! Третья...» Ракета, озаряя местность, понеслась на перехват. Толкнул Куанг Ткана, командира вьетнамского расчета пусковой установки: мол, смотри, наша пошла. Самому тоже интересно, ведь на полигоне не был, в пусках не участвовал. Картина впечатляющая — стартующие с гор в ночи ракеты. Но самый большой эффект произвели моменты, когда рвались самолеты. Ночи в Юго-Восточной Азии темные. И вот на черном полотне на огненные куски разваливается не видимый до этого объект. Зарево на полнебосвода.

Зарядили повторно пусковую, и в это время команда: отбой — поход. Тремя ракетами мы сбили четыре самолета. Да, четыре. Американцы, уверовав в свою безнаказанность, шли настолько плотно, что один самолет завалился от осколков ракеты. Остальные ретировались. Хорошо у нас сработали все: офицер наведения Константин Каретников, командир расчета Александр Бурцев, оператор Тарзан Черквиани, номера пусковых установок Рафаид Ахунов, Алексей Фомичев.

Дивизион свернулся и ушел в ущелье. Дали отоспаться, ведь мы три ночи были на ногах. А на площадках, откуда мы вели стрельбу, [202] вьетнамцы установили заготовленные заранее макеты техники из дерева, соорудили ложную позицию. С «ракетами» поступили так — привязали их тросами к деревьям. И вот — массированный налет. Американцы бомбили ожесточенно, но не могли понять, что происходит внизу. Сбитый чуть позже летчик рассказывал: думал, что начались галлюцинации, бомблю ракетную установку, вижу, взрывается бомба, ракета упала и вдруг опять поднялась, делаю новый заход — та же картина, третий... Вот что значит искусно оборудованная ложная позиция. А когда самолеты уходили, то попали в зону огня зенитчиков. Три «Скайхока» рухнули вниз. Бой подействовал на американцев. На две недели они прекратили всякие полеты авиации в том районе.

Мы убыли на север Вьетнама, а засады стали популярны среди подразделений ПВО. Особенно тогда гремел дивизион, где действовала группа специалистов во главе с подполковником Ф.П.Ильиных. Под его началом ракетчики уничтожили 24 самолета противника. Из Вьетнама офицер вернулся с орденами Ленина и Красного Знамени.

Из дневника полковника запаса Г. Любинецкого:

Август 1965 г. Вчера, устроив засаду, мы уничтожили два самолета. Американцы ушли, но, как видно, решили отомстить нам. Восемь самолетов устремились на позицию сразу же после первой атаки, применив помехи.

На экранах только самолет — постановщик помех, все в засветах, других целей не видно. Услышал команду подполковника Ильиных:

«Выпускаем последние ракеты — ив укрытия. Дивизион обнаружен, накроют всех...» Стартовали две ракеты, и вдруг новая команда Ильиных: «Всем оставаться на местах». Вышло так, что мы грохнули постановщика помех; лишившись его, американцы легли на обратный курс. Драпанули... А ведь у нас уже ни одной ракеты не оставалось. Я даже подумал: это последний бой для нас...

Вспоминает генерал-лейтенант в отставке А. Дзыза (заместитель руководителя группы советских военных специалистов по зенитным ракетным войскам):

В начале декабря 1965 г. в очередной раз ракетчики подполковника Ильиных справились со «Шрайком» — ракетой, предназначаемой для борьбы с зенитными ракетными дивизионами. Она идет на подразделение по лучу радара и врезается, как правило, прямо в антенну. Бой выглядел так. Когда самолет противника входил в зону действия радаров, его приборы регистрировали облучение, и на луч радара выпускался «Шрайк». В сентябре дивизион чудом избежал [203] удара, ракетчики случайно отключили станцию. На этот раз мы действовали вполне обдуманно. Засекли выпущенный «Фантомом» «Шрайк» и начали разворачивать станцию, а затем выключили ее. Серая трехметровая сигара с 23 кг взрывчатки и тысячами стальных кубиков «заблудилась» и упала. Затем американцы начали разрабатывать для «Шрайка» блок памяти. Мы стали готовиться и к этому, хотя понимали: тяжело придется, ведь ракета будет запоминать луч, и хитростью ее не остановить.

Противоборство, очень трудное для нас, шло и на других направлениях. На американских самолетах были установлены приборы опознавания пуска наших ракет, пилоты получили возможность совершать маневр против огня — пикированием или резким разворотом. Мы стали производить пуски, когда самолет входил в самую устойчивую зону поражения, и маневры его не спасали. Нашли «противоядие» и на помехи...

Из дневника полковника запаса Г. Любинецкого:

Январь 1966 г. Буй Хай, мой вьетнамский напарник по станции, техник, рассказал: янки перестали вести войну, что называется, по распорядку дня. Оказывается, до прибытия наших ракетчиков их боевые действия были строго хронометрированы. С 8 до 9 часов — разведка, с 9 до 14 — массированные налеты. Потом два часа перерыв. С 4 до 7 вечера — опять налеты и ночной отдых. Выходные — как выходные. Поняли, что с ракетчиками шутки плохи...

Рассказывает полковник запаса В. Федоров (бывший командир полка):

Для меня было открытием — американцы неплохо знают русские поговорки. В начале декабря 1966г. вьетнамский дивизион, ведя бой самостоятельно, уже без участия наших специалистов сбил американский самолет, летчик катапультировался. Его взяли в плен и повезли в дивизион. Он попросил показать русских, сбивших его. «Вьетнамцы тебя сбили», — пояснили ему, посвятив в ход боя. Тогда он говорит: «Все равно не верю, чувствую, тут русским духом пахнет». Неплохими мы оказались учителями... Покидали вьетнамскую землю с чувством удовлетворения. Наши друзья за девять месяцев овладели зенитной ракетной техникой.

Впечатляет и статистика. За время боев полк израсходовал 43 ракеты, уничтожил 23 самолета. Успех разделили подполковник В. Нижельский, майор-инженер А. Петров, майоры С. Воробьев, А. Саморуков, капитаны Р. Казаков, Ю. Кульков, лейтенанты В. Щербаков, В. Романюк... Перед отъездом на Родину лейтенанту Вадиму Щербакову вручили орден Ленина, другим специалистам — ордена Красного Знамени и Красной Звезды. [204]

Вспоминает генерал-майор в отставке Г. Белов:

В апреле 1967 г. встретился с Хо Ши Мином. Он поблагодарил наших специалистов за ратный труд. Потом положил руку на плечо и говорит: «Передайте товарищам, мы берегли и будем беречь каждого военного специалиста, помогающего в борьбе с агрессией». Что стоит за этими словами, я узнал чуть позже.

Раз едем по шоссе, и тут начался налет. Бомба взорвалась метрах в двухстах перед нами. Остановились, бросились в кювет. Только плюхнулся на грунт, как почувствовал: на меня кто-то навалился. Смотрю — капитан Тинь, мой переводчик, а рядом водитель Туан. Когда самолеты улетели, спрашиваю:

— Тинь, что за фокусы?

— Товарищ генерал, я отвечаю за вашу жизнь. Вы приехали нас учить воевать, а не погибать на чужбине. И все-таки, случалось, погибали...

Из беседы с генерал-майором авиации запаса А. Тромбачевым (заместителем руководителя группы советских военных специалистов по политической части):

Уезжали на Родину два наших техника. Вьетнамские солдаты и офицеры, воевавшие с ними, чуть не плакали. «Линсо, линсо!» — выкрикивали они слова, означающие «советский», и шли, шли за уходящей машиной. Вот как можно подружиться за восемь месяцев...

А наши ребята — действительно настоящие интернационалисты. Запомнился случай. Солдаты одного дивизиона помогали вьетнамцам в ремонте детского садика. Клумбы вскапывали вместе с детишками. Перевернула девчушка лопату земли, и наш сержант увидел «апельсин» — шариковую бомбу. Шарообразную, умещавшуюся на ладони и содержащую в себе до трехсот смертельных для человека шариков. Бросился на «апельсин», накрыл своим телом...

Каждый год 5 августа в Москве у Большого театра собирается человек двадцать пять — тридцать. Собираются воины- «вьетнамцы», те, что живут в столице и в Подмосковье. Вьетнам у всех у них один. Это — страна, где царствуют голубая и зеленая краски, где тишину ночей прерывают крики обезьян, стрекот цикад. Это — тревожные минуты у пусковых установок, переворачивающие душу разрывы реактивных снарядов. Это — гнетущая жара, помноженная на влажность, переходящую в водяную пыль, когда задыхаешься, прямо купаешься в поте, а нужно часами сидеть у экрана индикатора. Это — изуродованные напалмом, шариковыми бомбами лица вьетнамских детишек, женщин, это стойкость солдат, поклявшихся умереть за родину. И хочется им, бывшим ракетчикам, локаторщикам, летчикам, чтобы их глазами увидели Вьетнам шестидесятых-семидесятых окружающие их сегодня люди, их соотечественники. [205]

Стихи и песни неизвестных авторов — участников вьетнамской войны

Самодельная книжечка, машинописные листочки... Ее бережно хранил сын недавно скончавшегося участника войны во Вьетнаме Б. А. Воронова. Эти стихи и песни прочувствованы и выстраданы теми, кто воевал во Вьетнаме, кто оказался так далеко от Родины. Их строки с бесхитростной простотой и щемящей выразительностью передают мысли и чувства тех, кто вернулся с этой войны. И тех, кто не вернулся с нее...

Дорога № 1


«Дорога жизни» от Ханоя
На юг Вьетнама след ведет.
И янки, в ней воронки роя,
Ведут по-варварски налет.

По ней колонны ночью мчатся
При свете лишь одной луны.
А янки очень сильно злятся,
Как черно племя сатаны.

Бомбят кругом все переправы,
Висят на небе фонари.
И вся земля в огне кровавом, —
И так от зорьки до зари.

А над дорогою раскаты,
Разрывы «соток», гул ракет.
И вновь вьетнамские солдаты
Идут дорогою побед.

Стервятник дым пустил и, воя,
Пошел грызть землю за скалой.
Им не дает нигде покоя
Ракет советских грозный бой.

И вот бежит, спешит дорога,
И лижет раны на ходу.
По ней солдаты четко, строго
Победной поступью идут.

Хочу я снега на грудь


Плавится душное небо Вьетнама
Который день.
Жгучее солнце палит беспощадно
Который день.

Как мое тело не знает прохлады
Который день —
Так мое сердце не знает отрады
Который день.

Припев:

Хочу небес синеву,
Хочу мороза вдохнуть,
Хочу узор по стеклу,
Хочу я снега на грудь.

Тучный банан нависает кистями —
Грустно мне.
Кустики риса вода заливает —
Грустно мне.

Белой березы мне не хватает —
Грустно мне.
Поля алмазного снега без края —
Грустно мне.

Припев

Манит весной журавлиные стаи
Родимый край.
Где журавлятам стать журавлями
Родимый край.

Птиц ненадолго сюда отпускает
Родимый край.
Как северянину жить во Вьетнаме,
Родимый край?

Припев

С мыслью о Родине


Ночное затишье прохладою дышит,
И яркие звезды горят вдалеке.
И ветер чуть слышно деревья колышет
И вдаль уплывает по Красной реке.

В вьетнамской столице мне нынче не спится,
Грустя и волнуясь, стою у окна.
Луна серебрится, а сердце, как птица,
На крыльях куда-то уносит меня.

А где-то, а где-то снегами одета
Простерлась в бескрайность родная земля.
Любовью и светом пусть будет согрета
В рубиновых звездах седого Кремля.

Суровый бой


Когда дождливый вечер косит
Колючки острого бамбука,
Когда прохлады сердце просит
И сыт дыханьем знойным юга,

Мне вспоминаются метели,
Скрепящий иней и снега,
Весны хрустящие капели,
Оби свинцовая вода

И тишина, что без тревоги,
Без самолетов и ракет...
Мы знаем, есть еще дороги,
Есть правда, совесть, счастье, свет

И есть страна, где мы нужнее,
Чем там, где дом и все друзья,
Где жить намного тяжелее
(И даже несколько страшнее),

Но и без нас пока нельзя.
Ведь все мы знаем — в нашем мире
Идет суровый трудный бой,
И там, где мы не отступились,
Где не согнулись, не сломились,
Счастливо будет жить другой.

Другу


Вспомни дороги и переправы,
Как тело налито в походе свинцом.
Вьетнамских детишек, бегущих оравой,
Кричащих вдогонку машинам: «Ленсо!»

Пальмы пылали, трещали паромы,
С черными шлейфами выли «Фантомы».
И, словно подарки на праздничный Тэт,
Гремели зенитки и залпы ракет.

Впереди еще много преград,
Но спокоен и жизни я рад.
Это ты, друг, шагать мне помог
По дорогам войны и тревог.

Тропические сугробы


Долго письма идут отсюда,
Еще дольше идут сюда...
Вряд ли помнят меня твои губы
И ореховые глаза...

Да и сам я забыл, пожалуй,
Про сугробы и ели в снегу:
Восемь месяцев — срок немалый,
Если их провести одному.

Восемь месяцев — это пальмы
И закаты в синих горах,
Парус джонки в заливе дальнем,
Ветка персика в нежных цветах.

Колокольчиков звон на склонах
И бамбуковой флейты трель,
Странный вид деревень незнакомых,
Бесконечных дорог канитель.

Только мне бы обратно к сугробам,
Чтоб без писем поговорить,
Снег пушистый руками потрогать,
На губах твоих лед растопить.

Землю инеем убеленную,
Ноги чтоб ощутить могли,
Чтобы в душу, солнцем спаленную,
Звезды глаз твоих тихо текли.

Бродим мы по болотам Вьетнама


Бродим мы по болотам Вьетнама,
В мокрых джунглях клубится туман,
В русском сердце — открытая рана,
Боль твоя в моем сердце, Вьетнам.

Припев:

Жди меня, родная, я к тебе приеду,
Ясным майским утром постучу в окно.
Чтоб повеял тебе теплый ветер,
Чтоб легко мы дышать могли,
На изрытой войною планете
Мы стоим за клочок земли.

Припев

Дай, судьба, нам увидеть снова
Небо русское, леса и холмы.
Ты, судьба, к нам не будь сурова,
Дай вернуться на Русь живым.

Припев

Боевая дружба


Чертила в небе след ракета
В который раз уже подряд.
Кто хоть однажды видел это —
Как Р-105-е бомбят?

Кругом воронки, котлованы,
Но, видно было, неспроста
Стояли мы среди развалин
У Тханьнгуенского моста. (2 раза)

Удары «шрайков» испытали,
Шрапнель рвалась над головой.
Но мы дружить не перестали —
Нет крепче дружбы боевой!

Нет крепче дружбы той солдатской,
Что закалялася, как сталь,
В борьбе с ордой американской
У Тханьнгуенского моста. (2 раза)

Плечом к плечу с вьетнамским другом
Стояли мы на том пути.
Он называл меня: «товарищ»,
Я отвечал ему: «дон-ти».

И были в этой дружбе братской
Залог победы и мечта —
Вновь повстречаться в форме штатской
У Тханьнгуенского моста! (2 раза)

Советские военнослужащие, погибшие во Вьетнаме

БАГАЕВ Алексей Егорович. Старший лейтенант, военный специалист. Погиб в авиационной катастрофе в марте 1962 г.

БРИНДИКОВ Михаил Константинович, 1943 года рождения, Белорусская ССР, Могилевская область, Костюковичский район, д. Забычанье. Призван Привокзальным РВК г. Тулы. Старший лейтенант, старший техник, 20-я дивизия ПВО. Погиб при исполнении служебных обязанностей 9 сентября 1972 г. Похоронен на кладбище в д. Забычанье.

МРЫХИН Винидикт Федорович, 1937 года рождения. Русский. Капитан, летчик-инструктор. Погиб в авиационной катастрофе 23 марта 1973г.

ПОЯРКОВ Юрий Николаевич, 1933 года рождения. Русский. Капитан, летчик-инструктор истребительного авиационного полка Вьетнамской народной армии. Погиб в авиационной катастрофе 30 апреля 1971 г.

СИМОНОВ Евгений Семенович, 1939 года рождения. Русский. Капитан-инженер, специалист по зенитно-ракетному комплексу С-75. Умер 30 января 1974 г. Похоронен 5 февраля 1974 г. на кладбище в г. Вильнюсе Литовской ССР.

СМИРНОВ Виталий Елиферинович, 1945 года рождения. Призван Яйским РВК Кемеровской области. Рядовой. Погиб при исполнении служебных обязанностей 24 октября 1965 г. Похоронен 30 октября 1965 г. на кладбище в п. Яя Кемеровской области.

СОЛОМИН Алексей Николаевич. Старший лейтенант, военный специалист. Погиб при исполнении служебных обязанностей 17 февраля 1961 г.


Приходько Валентин Иванович , Copyright © 2010-2016 г. E-mail: adm-site-val@rambler.ru , Украина .
Перепечатка материалов автора с обязательной ссылкой на авторство и сайт - ПРИВЕТСТВУЕТСЯ !.