Образовательный портал о загадках Планеты Земля.

 Образовательный портал об НЛО , Уфологии и других загадках Земли
| Главная страница |

Вооруженная борьба народа Мозамбика за свободу и независимость (1965-1979 гг.).

     Мозамбик до 25 июня 1975 г. являлся колонией (заморской территорией) Португалии. Группы национальных политиков страны, считавших, что необходимо добиваться освобождения от иноземного владычества, стали создаваться еще в 30-е годы. Но вооруженная борьба началась только в 1965 г., когда отряд вооруженных партизан напал на португальский пост.

К этому времени уже существовало несколько политических организаций, ставивших своей целью освобождение родины от португальских колонизаторов. Самыми крупными из них были КОРЕМО и ФРЕ-ЛИМО. Их штаб-квартиры размещались в Лусаке (Замбия) и в Алжире, позднее — в Танзании.

Советский Союз начал оказывать поддержку ФРЕЛ И МО практически с самого момента его возникновения. На первых порах оказывалась финансовая поддержка и помощь в подготовке политических и военных кадров.

В январе 1969 г. террористы убили лидера ФРЕЛИМО Э. Мондлане. Председателем ФРЕЛИМО стал Самора Машел. К этому времени на юге Танзании и в Замбии были развернуты партизанские лагеря, откуда проводились рейды на территорию Мозамбика. В 1973 г. партизанская борьба охватила уже север и центр страны. Португальская армия постепенно теряла контроль над сельскими районами. Борьба правительственных сил против партизан успеха не имела. Крупнейшая антипартизанская операция «Гордиев узел», проведенная колонизаторами, дала лишь временные результаты.

В апреле 1974 г. в Португалии произошел военный переворот — «революция гвоздик». Пришедшее к власти правительство заявило о том, что прекращает проводить политику подавления в колониях и создает в них переходные правительства. При таком переходном правительстве в Мозамбике усилилась борьба за власть. Там произошел мятеж колониальных войск, стремившихся создать на территории страны «вторую Родезию», то есть государство, где у власти находилось бы белое меньшинство. Однако Народные вооруженные силы освобождения Мозамбика и прибывшие из Португалии войска мятеж подавили. Борьба за власть шла и среди групп, боровшихся за освобождение от колониальной зависимости. Политическая нестабильность, [403] слухи об угрозах расправы с белыми, заявления нового правительства о намерении национализировать промышленность вызвали в то время массовый отъезд из страны белого населения. При этом из районов ведения интенсивного животноводства в Южно-Африканскую республику перегонялся скот, вывозилось оборудование лучших предприятий, переправлялся грузовой автомобильный транспорт.

К моменту провозглашения независимости 25 июня 1975 г. на тех немногих фабриках, которые работали в Мозамбике при колонизаторах, практически не осталось технических специалистов, транспортных средств и современного промышленного оборудования.

Президентом провозглашенной Народной Республики Мозамбик был избран председатель ФРЕПИМО Самора Машел. Перед новым правительством возникла масса проблем и одна из главнейших — обеспечение обороноспособности страны.

Народная Республика Мозамбик сразу же стала «прифронтовой» страной. С юга и востока ей угрожала расистская ЮАР, правительство которой видело в Мозамбике опору для национально-освободительного движения в собственной стране. Кроме того, для промышленных районов севера ЮАР (Трансвааля) в любой момент теперь могли возникнуть трудности с транзитом товаров через порт Мапуту. Аналогичные военно-политические и экономические проблемы волновали расистские власти Южной Родезии. Правительство Мозамбика заявило о солидарности с движениями, борющимися против расизма и апартеида. На территории Мозамбика свои базы начали создавать партизаны, боровшиеся против расистского режима на территории Южной Родезии. Родезийская авиация приступила к бомбардировке населенных пунктов на территории Мозамбика, где могли находиться партизаны, для борьбы с ними в эти районы забрасывались группы коммандос.

В самом Мозамбике при поддержке Южной Родезии и ЮАР организации, оппозиционные ФРЕЛИМО, начали партизанскую борьбу с правительством.

Обстановка требовала немедленной реорганизации партизанской армии ФРЕЛИМО — Народно-освободительных сил Мозамбика (ФПЛМ) — в регулярные вооруженные силы. Правительство молодой республики обратилось за помощью к Советскому Союзу. Первая группа советских военных советников прибыла в Мапуту в 1976 году. Она начала работу по созданию генерального штаба и основных видов вооруженных сил и родов войск. Разрабатывались планы строительства вооруженных сил, производился отбор контингента для обучения в высших военных учебных заведениях в Советском Союзе.

В вооруженных силах Мозамбика ФПЛМ планировалось создать сухопутные войска, военно-воздушные силы и ПВО, военно-морские силы и пограничные войска. Советские военные советники и [404] специалисты проделали огромную работу по планированию боевой подготовки и обучению местных военных кадров на местах. Предусматривалось создание семи бригад, нескольких пехотных батальонов, частей обеспечения и снабжения. Большую помощь советские советники и специалисты оказали мозамбикской стороне в организации центров по мобилизации и призыву.

После заключения соглашения о военном сотрудничестве в Мозамбик из Советского Союза начала поступать боевая техника и вооружение. К этому времени в СССР прошли подготовку летчики-истребители, экипажи для транспортных самолетов и вертолетов Ми-8, технический персонал. В 1979 г. в порт Накала прибыли 25 самолетов МиГ-17. Сборка и облет самолетов проводились на базе ВВС в этом городе советскими специалистами. Мозамбикские летчики, прошедшие обучение в СССР, совершенствовали здесь боевые навыки под руководством опытных советских инструкторов. В 1985 г. была сформирована эскадрилья МиГ-21бис. На этой же базе советские офицеры-десантники сформировали и подготовили парашютно-десантный батальон, проводили учения с десантированием и боевой стрельбой.

Для подготовки командных кадров и технических специалистов в кратчайшие сроки создал и: военное училище в г. Нампуле, учебный центр в г. Накале, учебный центр пограничных войск в г. Иньямбане, школу младших авиационных специалистов в г. Бейре, автошколу в г. Мапуту. Первый выпуск Нампульского училища состоялся в начале 1982 г.

К 1980 г. для охраны государственных границ развернули четыре бригады пограничных войск. Для этого советским советникам и специалистам пришлось провести большую работу. Они помогли осуществить рекогносцировку на местности, давали предложения по оптимальному размещению пограничных рот, батальонов и бригад, по организации службы, техническому и тыловому обеспечению.

Так же успешно шло формирование сухопутных сил. К концу 1980 г. были созданы пять общевойсковых бригад, хотя и не полного состава, но вполне боеспособных. В начале 1982 г. приступили к формированию еще двух бригад. Советские военные советники и специалисты непосредственно участвовали в их создании, разрабатывали организационно-штатные структуры, организовывали службу войск, боевую подготовку, материально-техническое обеспечение. Вооружение и боевая техника поступали из СССР.

Большую работу советские офицеры проделали для создания противовоздушной обороны Мозамбика. Наряду с зенитно-артиллерийскими дивизионами они помогли развернуть ракетные дивизионы и радиотехнические батальоны, обеспечившие противовоздушную оборону столицы Мозамбика.

Советские люди работали самоотверженно: проводили занятия, создавали учебно-материальную базу, ремонтировали технику, [405] проводили полевые учения под палящим солнцем и тропическими ливнями. Бытовые условия часто оставляли желать лучшего. Об исправных кондиционерах приходилось порой лишь мечтать, хорошо, если в домах регулярно были свет и вода, имелись холодильники. Но были и такие места, где приходилось спать в палатках или жить в неприспособленных помещениях без света и водопровода.

Соглашения о военном сотрудничестве между СССР и Мозамбиком предусматривали, что советские военные советники и специалисты не должны иметь личного оружия и принимать участие в боевых действиях. Только в середине 80-х годов, когда обстановка в стране еще больше обострилась, им было разрешено держать оружие на квартирах. Тем не менее для советских советников и специалистов угроза оказаться в боевой ситуации существовала постоянно. Случалось так, что им приходилось участвовать в стычках, попадать под бомбардировку и обстрелы.

Не обошлось и без потерь. 26 июля 1979 г. четыре наших советника и переводчик, работавшие в 5-й мотопехотной бригаде ФПЛМ, возвращались в Бейру из района учений. На дороге их автомобиль попал в засаду, устроенную вооруженными бандитами. Обстрелянная из гранатомета и автоматов машина загорелась. Все находившиеся в ней погибли.

Всего за период ведения боевых действий в Мозамбике погибли при исполнении служебных обязанностей шесть советских военнослужащих, двое умерло в результате ранения и болезни.

Родезийская авиация до февраля 1980 г. регулярно бомбила Мапаи, где находился штаб 3-й бригады и работали советские военные специалисты. Только по счастливой случайности никто из них не пострадал.

В феврале 1981 г. спецподразделение войск ЮАР совершило нападение на резиденции Африканского Национального конгресса в пригороде Мапуту — Матоле. Одна из них находилась рядом с домом, где жили семьи советских военных специалистов. Тогда им, безоружным, пришлось быть свидетелями того, как южноафриканские коммандос расстреливали соседние дома из гранатометов и стрелкового оружия. В январе 1982 г. южноафриканская авиация бомбила и обстреливала из пулеметов этот пригород. В 1984 г. транспортную колонну, в которой находились и советские офицеры одного из учебных центров, обстреляли на дороге в Нампулу. Несколько специалистов получили ранения.

В феврале 1988 г. антиправительственные формирования напали на учебный центр Маталане (неподалеку от Мапуту). До этого центр регулярно подвергался минометным обстрелам. Семь советских офицеров в течение ночи помогали вести бой. Встретив ожесточенное сопротивление, вооруженные бандиты отступили. Никто из советских инструкторов и специалистов не пострадал. [406]

В 1976 — 1982 гг. большая вероятность попасть в засаду существовала в центральных провинциях Мозамбика. Начиная с 1982 г. проезд по дорогам стал опасен в любом районе страны. Антиправительственные вооруженные формирования устраивали засады на дорогах поблизости от Мапуту. Несколько раз случалось так, что специалисты, ехавшие в столицу по служебной необходимости, становились свидетелями результатов засад, организованных за несколько часов до их проезда, видели на дороге разграбленные и горящие фургоны и автобусы.

Тяжело было работать в условиях жаркого и влажного африканского климата. Советские военные советники и специалисты, случалось, страдали от тропических болезней. Особенно много болели тропической малярией.

Несмотря на все трудности и опасности, советские военные советники, специалисты, инструкторы, переводчики с честью выполняли свой долг по оказанию помощи в становлении и развитии вооруженных сил Мозамбика. Большая часть командного состава и офицерского корпуса Народно-освободительных сил в 70 — 90-е годы проходила обучение либо в Советском Союзе, либо в военном училище и учебных центрах на территории Мозамбика под руководством советских военных советников, специалистов и инструкторов. Военное сотрудничество с СССР сыграло основную роль в создании и развитии вооруженных сил Мозамбика. Укрепление этого государства с военной точки зрения позволило оказать поддержку борьбе народов Юга Африки за освобождение, способствовало ускорению падения расистского режима в Южной Родезии и режима апартеида в ЮАР.

Горький дым саванны{56}


И. Семенчик

Корея, Алжир, Мозамбик, Ангола, Эфиопия, Афганистан, Йемен, Сирия, Египет, Вьетнам... Разные страны на географической карте мира. Что же объединяет их, ста вит в один ряд? До недавнего времени на этот вопрос могли ответить лишь немногие посвященные. Да и сегодня вряд ли у каждого имеется правильный, исчерпывающий ответ.

А он в том, что в этих странах в разное время после Второй мировой войны сражались, проявляли мужество, получали ранения или погибали, прикрепляли к парадному кителю награды или обходились благодарностью командования наши соотечественники.

В основном — офицеры Советской Армии, выполнявшие, как это было принято называть, «интернациональный долг». [407] В ноябре 1978 г. на раскаленное покрытие аэропорта в Мапуту по трапу самолета Аэрофлота спустился среднего роста мужчина в белой рубашке и джинсовых брюках, с любопытством поглядывая вокруг из-под больших темных очков. И только встречавшие знали, что этот сугубо штатский на вид человек — на самом деле майор Советской Армии Адольф Николаевич Пугачев, которого превратности военной службы перебросили из Ленинского райвоенкомата города Свердловска сюда — как специалиста по организации и созданию военных комиссариатов для Мозамбика.

Два месяца вместе с подполковником В. Ковалевым свердловчанин, назначенный советником при начальнике оргмобуправления генерального штаба народно-освободительных сил Мозамбика, разрабатывал документы: «Закон о всеобщей воинской обязанности», «Положение о центрах по мобилизации и призыву», о штатах этих центров и многое другое, что регламентирует их работу.

«Вот что, Адольф Николаевич, не надоела ли тебе столица? — пошутил главный военный советник генерал-лейтенант Черевко. — Ну, а если серьезно, направляю тебя в провинцию Софала для организации провинциальных и районных центров. Постоянное место твоего жительства — город Бейра».

Бейра — второй по величине город-порт на восточном побережье Африки, расположенный в устье рек Гузи и Пунгве в двадцати километрах от океана, от которого прорыт глубокий судоходный канал. Африканский город, где люди общаются друге другом, любят и страдают, околачиваются на рынке, хмелеют от местного пива, что аккуратно производят два завода, лечатся в поликлинике и у колдунов, ходят по тротуару босиком, как в деревне, и носят галстуки, как в городе, шарахаются от автоматных очередей, когда банды из МНС (мозамбикского национального сопротивления) и уголовники из «группуш кентеш» (горячие группы) прорываются на его окраины. Главный город провинции, где в то время на территории Национального парка Горонгозы, в его глухих уголках был расположен базовый лагерь МНС с арсеналами, складами, стрельбищами, взлетно-посадочной полосой, госпиталем и школой — откуда руководили действиями банд.

В Африке всегда жарко. Не был исключением и июль семьдесят девятого, чуть не ставший последним в жизни Адольфа Николаевича. 20 июля бригада по приказу из генштаба прямо с учений, на которых присутствовал и Пугачев, была брошена на уничтожение банды, просочившейся из Родезии, где вблизи границы с Мозамбиком, у поселка Одзи на земле арендованной табачной фермы под названием «Скотный двор» была развернута еще одна база МНС, насчитывавшая к тому времени около 500 обученных бандитов. [408] Проникнуть на территорию Мозамбика было очень просто: пограничной службы к тому моменту практически не существовало. «Помню, как в марте, когда я выезжал в один из районов, солдат-водитель, толком не знавший дороги, завез в Родезию, и только сопровождавший меня капрал в конце концов определил, что мы не туда заехали», — говорит А. Пугачев. Так что банды, свободно передвигаясь, уничтожали целые поселки, не щадя ни детей, ни стариков, а при приближении правительственных войск предпочитали бежать за кордон.

В течение недели бригада преследовала банду, нанеся ей ощутимые потери. Но часть бандитов уцелела и укрылась в лесах. 26 июля бригада возвращалась к месту дислокации. Пугачев решил не дожидаться советников, которые должны были следовать с колонной, а выехал на «форде» на полчаса раньше.

«По пути следования я встречал одиночные посты военных регулировщиков, но разобрать, кто это — бойцы республики или бандиты, — было невозможно. Все носили одинаковую форму. Меня никто не тронул, и я благополучно добрался до дома, предупредив жен советников, что их мужья скоро тоже прибудут. Не прошло и часа, как в мою квартиру зашел командир 1-го батальона вместе с замполитом. Увидев их бледные расстроенные лица, я невольно вздрогнул. «Беда, камарадо, все ваши погибли», — сообщили они мне на смеси русского и португальского языков.

Когда мы прибыли на место происшествия, то я, к своему ужасу, увидел горящий «уазик» и в нем тела моих коллег — военных советников командира бригады, замполита, зампотеха и переводчика. Советника командира артиллерийского дивизиона, сидевшего сзади (а тент был поднят), взрывной волной выбросило наружу, и его сразила автоматная очередь. При медобследовании выяснилось, что машину, вероятно, остановили мнимые регулировщики и в это время поразили ее из гранатомета, ибо тела убитых были посечены осколками. На другой день обезумевшие от горя жены повезли останки своих мужей в Москву».

«Возвратясь из Мозамбика на родину, я побывал в школе в Тушинском районе Москвы, где учился погибший переводчик, младший лейтенант Д. Чижов, студент 2-го курса Института международных отношений, проходивший в Мозамбике практику{57}... [409]

Дима Чижов, как и его товарищи по несчастью, был посмертно награжден орденом Красной Звезды. А в холле, где установлен Диминбюст, стоит почетный караул», — вспоминает Адольф Николаевич.

Все те два года, что Пугачев провел в Мозамбике, шла необъявленная война против республики. Многочисленные бандитские формирования оппозиции, отряды коммандос из ЮАР жгли, грабили, убивали. И смерть могла настигнуть в любое время и в любом месте.

«В начале августа друзья из местных сообщили, что на наш дом, где проживали военные советники с семьями, бандиты собираются совершить нападение. Считалось, что оружие жителям дома не нужно, ибо их охраняют солдаты республики. Но мы пренебрегли подобным правилом и вооружились. У нас в одной из комнат стоял ящик с ручными гранатами, на стене висел автомат, а я не расставался с пистолетом».

Оснований для беспокойства было немало. «Помню, как в конце февраля ночью меня разбудила сильная стрельба. Хватаю автомат и к окну. Вижу — в районе порта горят нефтеналивные баки, подожженные бандитами, проникшими в город. Целую неделю над Бейрой небо висело в мутных подпалинах дыма, и только пожарные из ЮАР, прибывшие по просьбе президента, потушили пожар. Ходить на работу тоже было небезопасно. Очень часто полиция и народная милиция вылавливали бандитов, возникали перестрелки. Ну а пуля, она ведь не спросит, кто ты такой».

Время — лучший судья. Остались позади в его толще не только светлые дни. Неимоверная жара в квартирах без кондиционеров, комары, москиты, змеи, тучи саранчи и стаи крыс, не дававшие покоя. Частая угроза жизни, опасность получить бандитскую пулю, подстерегавшая не только во время рейдов по саванне. Все это отдалилось под его неумолимым бегом...

Памяти Димы Чижова


Стихотворение неизвестного автора

Чем эту боль измерить:
Вольтами или тоннами?
Сердце не хочет верить,
Хоть и стучит со стонами...

В то утро он уехал по шоссе,
А пули его ждали так жестоко!..
Он жизнь любил, как любят ее все,
Но он погиб без страха и упрека.

Ценою жизни выполнив приказ,
Не хочет он ни славы, ни награды.
Он счастлив тем, что помнят и сейчас
Друзья его. И просит: «Слез не надо!»

Был гроб тяжел, но мы его несли,
И не от тяжести — от горя мы стонали...
И самолет с трудом взлетел с земли...
И слезы мы свои едва сдержали.

Пока живем, нам будет жечь сердца
Тот горький пепел, и «базуки» — не меха:
Мы все-таки проедем до конца
Шоссе, которым Димка не проехал!

И пулям наши спины не достать:
Пусть ищут нас на острие атаки — там мы!
Теперь мы научились умирать
И обретать бессмертие тем самым...

Сердце не хочет верить,
Но все же стучит со стонами.
Чем эту боль измерить:
Вольтами или тоннами?

Письмо из далекой Африки

В годовщину гибели переводчика семья Дмитрия Чижова получила письмо за подписью официальных лиц Мозамбика с выражением скорби и сочувствия (подобные письма, по всей вероятности, получили и в семьях других погибших советских воинов-интернационалистов):

26 и юля 1980г.

Уважаемые

Владимир Яковлевич, Елена Алексеевна и Наташа!

Сегодня, 26 июля, мы скорбим вместе с вами.

Прошел год, как мы потеряли пятерых наших товарищей — бойцов-интернационалистов, ваших соотечественников и вашего сына Диму.

Вот их имена:

Николай Заславец, Леонид Зубенко, Павел Марков, Николай Та-разанов и Чижов Дима. [411]

Они всегда с нами, и мы помним их. Они отдали свою жизнь, борясь против нашего общего врага — мирового империализма.

Основной целью их пребывания в НРМ было оказание помощи молодой Республике в создании регулярной народной армии Мозамбика.

Во всей своей деятельности и идя всегда впереди, они показывали пример в работе, службе и снискали глубокое уважение, авторитет и симпатию бойцов народной армии Мозамбика.

В этот незабываемый день, 26 июля 1979 г., они также были с нами, выполняя боевую задачу, борясь плечом к плечу вместе с нами против контрреволюционных сил и родезийских наемников.

Неожиданно, как хищные звери, враги напали на машину с нашими советниками и нашим бойцом-водителем Атанасио, устроив засаду на дороге. Никто не остался в живых.

Это произошло на национальной дороге вблизи поселка Шибушо.

Противник остановил биение сердец наших товарищей, но никогда не остановит колесо истории человечества, борьбу за свободу от колониализма.

Кровь наших братьев по оружию не пролилась даром, бойцы национально-освободительных сил Мозамбика отомстили за их смерть в последующих боях, очищая нашу суверенную территорию от всей нечисти.

Гибель наших пяти товарищей бойцов-интернационалистов еще более скрепила узы дружбы и братства, существующие между нашими армиями.

В настоящее время в 5-й мотопехотной бригаде, где работал ваш сын и брат, готовится Музей боевой славы, и все материалы об этих пяти товарищах займут в нем достойное место.

Мы никогда не забудем наших советских товарищей-интернационалистов, которые отдали жизнь за свободу мозамбикского народа, за свободу человечества. Они всегда в наших сердцах.

Член ЦК партии ФРЕЛИМО, командир 5-й мотопехотной бригады

Нигия

Член ЦК партии ФРЕЛИМО, политкомиссар 5-й мотопехотной бригады

Э. Абакар

Советские военные советники и специалисты, погибшие в Мозамбике

БУРЛАКОВ Анатолий Александрович, 1932 года рождения. Русский. Подполковник, специалист при командире пехотного батальона вооруженных сил Мозамбика. Умер от болезни 12 августа 1979 г.

ДЕНИСЕНКО Валерий Михайлович, 1952 года рождения. Украинец. Старший лейтенант, специалист-инструктор по эксплуатации средств связи в вооруженных силах Мозамбика. Погиб 26 февраля 1979г.

ЗАСЛАВЕЦ Николай Васильевич, 1939 года рождения. Украинец. Подполковник, советник командира мотопехотной бригады вооруженных сил Мозамбика. Погиб 26 июля 1979 г. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

ЗУБЕНКО Леонид Федорович, 1933 года рождения. Русский. Подполковник, советник политкомиссара мотопехотной бригады вооруженных сил Мозамбика. Погиб 26 июля 1979 г. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

МАРКОВ Павел Владимирович, 1938 года рождения. Русский. Майор, советник заместителя командира мотопехотной бригады вооруженных сил Мозамбика по технической части. Погиб 26 июля 1979 г. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

СТУПАК Роман Афанасьевич, 1942 года рождения. Украинец. Майор технической службы, специалист при заместителе командира смешанного артиллерийского дивизиона вооруженных сил Мозамбика по артиллерийскому вооружению. Умер от ран 20 марта 1978 г.

ТАРАЗАНОВ Николай Александрович, 1939 года рождения. Русский. Майор, советник начальника ПВО мотопехотной бригады вооруженных сил Мозамбика. Погиб 26 июля 1979 г. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

ЧИЖОВ Дмитрий Владимирович, 1958 года рождения. Русский. Младший лейтенант, переводчик португальского языка. Погиб 26 июля 1979 г. Похоронен на кладбище в г. Москве. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно).


Приходько Валентин Иванович , Copyright © 2010-2016 г. E-mail: adm-site-val@rambler.ru , Украина .
Перепечатка материалов автора с обязательной ссылкой на авторство и сайт - ПРИВЕТСТВУЕТСЯ !.