Образовательный портал о загадках Планеты Земля.

 Образовательный портал об НЛО , Уфологии и других загадках Земли
| Главная страница |

Ангола в борьбе за национальную независимость (1975-1979 гг.).

     Ангола, бывшая колония Португалии в Африке, расположена в юго-западной части Африканского континента. В ее состав входит также анклав Кабинда — провинция, отделенная от основной части Анголы рекой Конго и частью территории Заира.

Важное геостратегическое положение Анголы высоко ценилось еще в XIX в. Португалией и Великобританией. Не уменьшилось значение африканского государства и в наши дни, тем более после открытия в Кабинде залежей нефти и алмазов. Наряду с этими наиболее выгодными отраслями стала добыча железной руды, выращивание хлопка. Ангола сделалась объектом живейшего интереса американцев, французов, бельгийцев и португальцев.

Львиная доля природных богатств Анголы уплывала на Запад, особенно в Португалию, что не могло не сказываться на взаимоотношениях метрополии и ее африканского владения.

В марте 1961 г. в Анголе началась вооруженная национально-освободительная война. Ее вели несколько организаций: МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы), ФНЛА (Фронт за национальное освобождение Анголы), УНИТА (Национальный союз за освобождение Анголы) и ФЛЕК (Фронт освобождения анклава Кабинда). Однако несовпадение целей, различная социальная и этническая база каждого из движений и другие факторы разобщали эти организации, нередко вели к вооруженным столкновениям между ними, препятствуя объединению антиколониальных сил.

Наиболее прогрессивным движением, которое, в отличие от других, отражало общенациональные задачи, являлось Народное движение за освобождение Анголы, которое выступало за независимость и территориальную целостность страны и переход ее богатств под национальный контроль.

СССР, а также Китай и Куба начали поддерживать МПЛА, учитывая его марксистскую ориентацию, еще с 1958 года. Первые кубинские специалисты в составе двух подразделений прибыли в Анголу 7 ноября 1961 г. и сразу начали подготовку партизанских отрядов. К тому времени кубинцы уже находились в Алжире, Гвинее-Бисау и Мозамбике.

Военную подготовку многие ангольские повстанцы проходили как в социалистических странах (Болгарии, Чехословакии, Советском Союзе), так и в Алжире. Боевые действия партизан в основном заключались [414] в организации засад на дорогах и нанесении ударов по португальским гарнизонам. На их вооружении находились автоматы Калашникова, а также легкие минометы и пушки.

Поддерживал МПЛА поставками вооружения и техники Китай, однако военные специалисты из КНР и КНДР в то же время (с 1973 г.) начали подготовку отрядов повстанцев из Фронта за национальное освобождение Анголы (ФНЛА).

В 1958 — 1974 гг. вооруженным формированиям МПЛА помогал и СССР. В основном это были поставки вооружения и техники.

После подписания в январе 1975 г. в Португалии соглашения о признании независимости Анголы почти сразу (с марта) начались серьезные столкновения между представителями трех ангольских повстанческих группировок. Скорый отказ Португалии от своей колонии превратил войну за независимость Анголы в гражданскую.

Обстановка в стране стала критической. В сентябре начались ожесточенные бои между отрядами МПЛА, ФНЛА и УНИТА за контроль над столицей. С севера к Луанде приближались формирования ФНЛА при поддержке частей регулярной Заирской армии и иностранных наемников, а с юга ускоренно наступали подразделения ЮАР, с которыми двигались отряды УНИТА.

Луанда в целом находилась под контролем МПЛА, но сил и средств для оказания сопротивления у нее не хватало, а оставшийся в столице португальский гарнизон занимал нейтральную позицию. В этой ситуации председатель МПЛА Агостиньо Нето обратился за помощью к СССР и Кубе.

Кубинский лидер Фидель Кастро незамедлительно отреагировал на просьбу лидера МПЛА. Многие кубинцы записывались в интернациональные добровольческие отряды, которые в спешном порядке перебрасывались в Анголу. Они непосредственно участвовали в боевых действиях, принимавших характер вооруженной борьбы с применением танков, артиллерии и авиации.

Прибытие в Анголу кубинских военных специалистов дало возможность ангольцам в кратчайшие сроки сформировать 16 пехотных батальонов и 25 зенитных и минометных батарей.

Успешное развитие событий позволило А. Нето в ночь с 10 на 11 ноября 1975 г. в присутствии многих тысяч ангольцев и представителей ряда зарубежных стран провозгласить рождение 47-го независимого государства Африки — Народной Республики Ангола (НРА). В тот же день ее признала большая группа государств, в том числе и Советский Союз.

Тем временем война продолжалась. 15 ноября границу Анголы пересек полуторатысячный контингент юаровских войск, вооруженный французской и американской боевой техникой, который поддерживали транспортные вертолеты со специально оборудованными пулеметными [415] установками. Подвоз боеприпасов осуществлялся с баз, расположенных на территории Намибии. В ноябре — декабре группировка войск ЮАР была значительно усилена.

В этой обстановке по просьбе правительства Анголы 16 ноября в Луанду прибыла первая группа советских военных специалистов, насчитывавшая (вместе с переводчиками) около 40 человек, которым была поставлена задача оказать помощь в подготовке вооруженных сил НРА. Довольно быстро совместно с кубинцами им удалось организовать в Луанде несколько учебных центров, где началась подготовка местных военных кадров{58}. Одновременно воздушными и морскими путями из СССР, Югославии и ГДР в Луанду направлялись боевая техника, вооружение, снаряжение, продовольствие и медикаменты. Военное имущество доставлялось и самолетами военно-транспортной авиации. К ангольским берегам прибыли также боевые корабли ВМФ СССР. Число советских военных специалистов увеличилось к концу 1975 г. до 200 человек. В 1976 г. СССР поставил в Анголу значительное количество вертолетов, самолетов, танков, бронетранспортеров и стрелкового вооружения. Ангольской стороне были переданы также установки залпового огня, артиллерийские орудия и минометы, противотанковые ракеты и другое вооружение.

К концу марта 1976 г. вооруженные силы НРА при прямой поддержке 15-тысячного контингента кубинских добровольцев и помощи советских военных специалистов вытеснили с территории Анголы войска ЮАР и Заира, овладев крупными населенными пунктами и военными объектами.

За время активных боевых действий с ноября 1975 по ноябрь 1979 г. в Анголе побывали тысячи советских военных специалистов. В этой войне не обошлось без потерь с нашей стороны. Погибли при исполнении служебных обязанностей, умерли от ран и болезней семь офицеров, двое прапорщиков и двое служащих СА. Советских воинов, до конца выполнивших интернациональный долг, ангольский народ почитает наравне со своими героями.

Вскоре гражданская война в Анголе разразилась с новой силой. Причем противостояние осуществлялось на трех уровнях — национальном (МПЛА — УНИТА), региональном (НРА — ЮАР) и глобальном (США — СССР и их союзники) — и сохранялось до конца 80-х годов, пока ангольская проблема не нашла своего разрешения. По воспоминаниям очевидцев, период с 1986 по 1988 гг. был самым кровавым в истории гражданской войны в Анголе.Он еще больше увеличил трагический список наших соотечественников, погибших на ангольской земле. [416]

20 ноября 1994 г. в столице Замбии Лусаке между правительством Анголы и руководством УНИТА был подписан итоговый протокол о мирном урегулировании конфликта в стране. Этому событию предшествовал вывод кубинского воинского контингента и закрытие советской военной миссии.

«Вас там быть не могло...»{59}

Самым противоречивым периодом советско-ангольского сотрудничества стал конец восьмидесятых — начало девяностых годов. На фоне нестабильной внутриполитической обстановки в СССР, сворачивания, а по сути краха прежних связей со странами соцлагеря наши военные советники и специалисты продолжали честно выполнять свой долг в этой африканской стране. Насколько был оправдан их труд? На этот и другие вопросы «Красной звезды» отвечает бывший первый заместитель, а затем Главный военный советник в Анголе в 1988 — 1991 гг. генерал-полковник В. Н. Беляев.

- Валерий Николаевич, какие цели мы преследовали, оказывая интернациональную помощь Анголе?

Сегодня можно сколько угодно рассуждать о целесообразности нашей помощи Анголе и другим развивающимся странам. Мое личное мнение — в той военно-политической обстановке, когда в середине семидесятых годов СССР начал поддерживать Анголу, вставшую на социалистический путь развития, это решение было вполне оправданным. И, конечно, главные цели, которые мы преследовали, были политическими. Исторически среди пяти африканских португалоязычных стран Ангола занимала свое мощное положение во всех отношениях. Поэтому вполне логично было рассматривать ее как некий плацдарм для распространения социализма на юге Африки.

В экономическом плане эта страна была также очень привлекательна для СССР. Ангола — это настоящий африканский «Клондайк» с богатейшими залежами высококачественной нефти, алмазов, урана, молибдена. Обширные плантации кофе, красного и черного дерева. Богатые рыбные запасы. В ангольском секторе Атлантики в то время работала целая флотилия советских рыболовных судов, которые вылавливали сотни тысяч тонн рыбы ежегодно.

Географическое положение Анголы играло нам на руку и в военном отношении. На советской военно-морской базе в Луанде постоянно базировалась оперативная бригада надводных кораблей ВМФ, [417] что позволяло нам контролировать основные морские пути из Индийского океана в Атлантику и из Африки в Северную и Южную Америку. В базу периодически заходили на отдых и дозаправку корабли, подводные лодки ВМФ, выполнявшие задачи в Южном полушарии, а связь с ними обеспечивал построенный нами в Анголе мощный зональный узел связи. К тому же на аэродроме в Луанде регулярно совершали посадку советские морские самолеты-разведчики Ту-95РЦ, которые, работая по маршруту Североморск — Гавана — Луанда — Североморск, давали полную «картинку» обстановки в Атлантике.

- В чем заключалась наша помощь НРА! Насколько эффективным было взаимодействие советских военных специалистов с ангольским и кубинским военным командованием?

Мы оказывали Анголе в основном военную помощь. Собственно, молодые вооруженные силы НРА — ФАПЛА были построены по нашему образцу и подобию. В период с 1975 по 1991 гг. в Анголе отработали около 11 тысяч военных советников и специалистов. При этом из их числа погибли и умерли 54 человека. Советские военные советники работали при всех главных и центральных управлениях ФАПЛА, фронтовых и отдельных боевых зонах. Главными нашими задачами были изучение и анализ обстановки, выработка предложений по различным сферам военной деятельности от разведки до тылового обеспечения. Оказывали непосредственную помощь в подготовке и проведении фронтовых операций. За время моей работы в Анголе мы успешно провели четыре фронтовые наступательные операции, которые серьезно повлияли на расстановку сил в регионе. Среди них наиболее значимой стала операция «Зебра» по взятию города Мавинга — главного опорного пункта унитовцев. В течение 15 лет все попытки правительственных войск НРА захватить его оканчивались провалом и большими потерями. Учитывая опыт прежних ошибок, мы провели ряд мероприятий по оперативной маскировке, дезинформации, ввели противника в заблуждение и с минимальными потерями развили успех.

Великолепно зарекомендовала себя наша боевая техника, которую мы поставляли Анголе. И, в первую очередь, неприхотливые и обладающие хорошей боевой мощью танки Т-54Б, Т-55; БМП-1. Хорошо себя показали артиллерийские системы — 122-мм гаубица Д-30, 85-мм пушка СД, самоходные зенитные установки, стрелковое вооружение — АТС-17, ПКТ, РПК, АК, пистолет-пулемет Стечкина.

Без проблем работала и авиация — самолеты МиГ-21 БИС, МиГ-23МЛ, Су-22МИ, вертолеты Ми-17 (Ми-8 МТ), Ми-24. ВМФ Анголы успешно эксплуатировал советские малые и средние десантные корабли, торпедные, ракетные и артиллерийские катера.

С командованием ФАПЛА у нас складывались крепкое сотрудничество и взаимопонимание. Ангольцы ценили нас как опытных специалистов в военном деле. Среди самих ангольских офицеров и генералов вопреки бытующему предубеждению было много талантливых [418] военачальников. Начальник генштаба А. душ Сантуш Франса, начальник главного оперативного управления полковник Ф. И. Лопеш де Карнейру, командующий ВВС А. Него, начальник тыла полковник Лед, командующие фронтами: Ж.Б. де Матуш, полковники Арманду и Фасейра.

С кубинцами мы соприкасались лишь в вопросах строительства ФАПЛА, так как выполняли разные боевые задачи. Они своим тридцатитысячным контингентом охраняли южные границы Анголы от возможной агрессии ЮАР, мы же помогали в боях против унитовцев.

- Что собой представляли противостоящие правительственным войскам вооруженные формирования УНИТА?

Обычные партизанские отряды, сформированные из местного населения и южноафриканских наемников. Они имели легкое стрелковое вооружение, гранатометы, ПЗРК «Стингер», грузовики и внедорожники «Ровер». Иногда с сопредельной территории их поддерживала юаровская артиллерия. Главной тактикой унитовцев были минирование коммуникаций, обстрелы автоколонн, рейды по тылам ФАПЛА.

- Как видно, в Анголе отечественная боевая техника в очередной раз подтвердила право называться лучшей в мире. Что Вы можете сказать о наших офицерах? Какие личные и профессиональные качества они проявляли в той достаточно сложной обстановке?

К моменту моего прибытия в Анголу аппарат военных советников и специалистов уже представлял собой спаянный коллектив настоящих военных профессионалов. Среди них хотелось бы отметить советников при начальнике главного оперативного управления генштаба ФАПЛА полковника Р. Гаджиева, при начальнике разведки полковника Н. Санивского, при начальнике продслужбы полковника А. Мороза, полковника С. Ильина, генерал-майора Н. Снятовского, капитана 1 ранга И. Кулинича, переводчиков В. Миговича, С. Антонова, А. Поборцева.

Сложней всего приходилось специалистам, работавшим на фронтах. С 1987 г. в соответствии с приказом министра обороны всем им предписывалось находиться непосредственно в боевых порядках войск, а не на командных пунктах, как это было ранее. А в каких условиях они жили! Больно было видеть наших полковников, ютящихся в землянках, больше напоминавших норы. Вдобавок ко всему — постоянные перебои со снабжением самым необходимым, изматывающие болезни. Несмотря на это, подавляющее большинство офицеров и прапорщиков с честью выполняли возложенные на них задач и. Проявляли порой образцы мужества и профессионализма. Как пример, можно привести случай лета 1985 г. в порту Луанды. На входе в бухту боевые пловцы противника заминировали немецкий сухогруз с 10 тысячами тонн боеприпасов. К счастью, из четырех сработала лишь одна мина и груз не сдетонировал. Узнав об этом, ангольцы разбежались [419] кто куда, ведь судно представляло собой по сути плавучую «Хиросиму». Не исключалось, что оставшиеся мины могли быть с часовым механизмом. Начальник штаба нашей бригады надводных кораблей капитан 1 ранга А. Кибкало погрузился с аквалангом, обвязал мины капроновым шнуром, а затем на скороходном катере сорвал их с судна и «на всех парах» отбуксировал в море. Через три дня (!) из Москвы пришла «полезная» шифротелеграмма: «Вам рекомендуется: заминированные участки борта вырезать в радиусе трех метров и без вибраций отбуксировать на безопасное расстояние...».

- Отрыв от Родины, непростая обстановка в стране, суровый климат наверняка сближали людей...

Мы жили одной семьей. Работали и отдыхали вместе. Проводили культурные мероприятия с семьями наших сотрудников, старались помогать им. Может, сейчас не модно об этом говорить, но у нас был сильный партком, который брал на себя львиную долю этой работы. Большую поддержку нам оказывали посольство во главе с послом В. Казимировым, военный атташат. Хочу особенно поблагодарить жен офицеров и дипломатов. Спасибо им за то, что выдержали в сложных условиях и помогали нам делать свою работу.

- 1991 — 1992 годы. Наши военные и гражданские специалисты спешно покидают обжитую Анголу. Как восприняли наш уход из страны ангольцы?

О том, что наша ангольская эпопея вскоре закончится, мы стали понимать еще в 1989 г. Тогда официальная Москва на весь мир заявила, что советские военные советники не участвуют в боевых действиях за рубежом. А ведь в то время десятки наших офицеров воевали на юге Анголы, в районе Менонге, Куито-Куанавале. А спустя месяц родилась песня, строки из которой помогут вам понять, что мы переживали в то время:

«...Этот город в далекой саванне — мираж: Показался, и снова в горячем тумане растаял. Этот город в далекой саванне — не наш, Но прикажут — и он будет нашим, во что бы ни стало.

Куда нас, дружище, с тобой занесло,
Наверно, большое и нужное дело?
А нам говорят: «Вас там быть не могло»,
И кровью российской чужая земля не алела...»

В целом, мне трудно расписываться за руководство и давать этому оценку. Мы — люди военные и выполняли приказ. Конечно же, было больно видеть как рушится наш многолетний труд. Мы уже хорошо ориентировались в Анголе, начиная с театра боевых действий и заканчивая местными этническими особенностями. Был в нашем выводе [420] и негативный социальный аспект: многие офицеры не знали, куда возвращаться, так как не имели жилья в России.

Что касается ангольцев, то они нас в предательстве не обвиняли. Уезжая из НРА, мы полностью выполнили свой долг перед Родиной и этой далекой страной.

Когда-то в недрах министерства обороны СССР был разработан приказ, который четко определял временные рамки участия наших советников и специалистов в боевых действиях в горячих точках мира: Анголе, Эфиопии, Вьетнаме, Египте и т. д. Приказ был нужен финансистам, ибо им необходимо было четко знать, кому и сколько платить «боевых», как начислять пенсии, льготы. Он действует до сих пор. Согласно этому документу выходит, что воевали в Анголе только «с 1974 по 1979 гг.», а больше ни-ни.

А между тем, война в Анголе не прекращалась ни на один день. Драматичные события развернулись в ангольской провинции Куан-до-Кубанго, в районе небольшого городка Куито-Куанавале, на границе с оккупированной ЮАР Намибией в середине 80-х гг. Тогда ангольская армия — ФАПЛА настолько окрепла, что решила дать настоящий бой вооруженной оппозиции в лице УНИТА, возглавляемой Савимби. При непосредственном участии советских советников и специалистов был спланирована и проведена операция по уничтожению тыловых баз УНИТА. Но в ход событий вмешалась регулярная южноафриканская армия.

«Такого не было даже в Афгане...»{60}

Ждаркин Игорь Анатольевич, военный переводчик, закончил ускоренные одногодичные курсы португальского языка при Военном институте иностранных языков. В 1986 — 88 гг. находился в служебной командировке в Народной Республике Ангола, участник обороны г. Куито-Куанавале (форпоста ангольских правительственных войск на юге страны). Награжден медалью «За оборону Куито-Куанавале». В настоящее время — сотрудник Института военной истории МО РФ.

10 октября 1987г.

Вот уже второй месяц нахожусь в 6-м округе, из них десять дней в Куито-Куанавале. Это наша основная база. Но обстановка в городе [421] отнюдь не мирная. В двадцатых числах августа диверсионная группа южноафриканской армии взорвала мост через реку Куито. Частенько унитовцы подбираются так близко, что обстреливают город и аэродром из минометов.

I октября в Куито-Куанавале вернулись с операции наши советники из 21 и 25-й бригад ФАПЛА. У них есть потери. Во время боя на реке Ломба переводчику 21-й бригады Олегу Снитко перебило ногу и оторвало руку. Через полтора суток он скончался. Еще четверо были ранены и контужены. 8 октября был борт из Луанды, всех отправили в госпиталь.

А 9 октября мы, прибывшие им на замену, вышли с ангольской колонной на операцию. В группе 6 человек. Старший — советник командира 21-й бригады Анатолий Михайлович Артеменко. «Михалыч» — самый опытный из нас, уже успел повоевать, и даже был ранен. Советник начальника артиллерии бригады — Юрий Павлович Сущенко, техник — Саша Фатьянов, двое специалистов по боевому применению мобильного комплекса ПВО «Оса-АК»: Слава и Костя и я — переводчик бригады.

За вчерашний день прошли около одиннадцати километров, в 10.30 прибыли на КП25-Й бригады. Колонна движется очень медленно. Фапловцы по наезженным дорогам предпочитают не передвигаться: УНИТА их постоянно минирует.

Часов около семи вечера «поймал» по приемнику «Маяк», передавали эстрадный концерт. Песни старые и давно известные, но здесь, ангольской саванне, что называется, берут за душу.

Во время очередной остановки на 19 километре от Куито-Куанавале нашу колонну обстреляла из минометов и автоматов группа унитовцев. Это был наш первый бой.

11 октября 1987г.

Сегодняшний день был богат событиями. В 6.00 утра колонна выстроилась для марша, стояли полчаса в ожидании вестей от разведчиков. А в 6.30 УНИТА начала обстрел из минометов. Стреляли в основном зажигательными минами, рассчитывая поджечь машины.

В течение дня дважды появлялись самолеты ВВС ЮАР. Первый раз в 11.10, а затем в 14.30. Наш комплекс «Оса-АК» сопровождал их, но пусков не делал. Средства ПВО 21-й бригады сбили два самолета. Так держать!

В 15.35 колонна снова атакована унитовскими подразделениями. Завязался бой, продолжавшийся почти 40 минут. Хорошо сработало боковое охранение, которое вовремя обнаружило бандитов.

12 октября 1987г.

Сегодня утром в 6.45 колонна опять подверглась нападению унитовцев. Но ответный огонь наших средств (Б-10, 120-мм минометы, [422] БМ-21, Град- 1П) не позволил противнику вести прицельный огонь. В 10.40 опять появилась южноафриканская авиация. Отбомбилась по расположению 21-й бригады. Видимо, мстят за вчерашнее.

Мы подошли достаточно близко к позициям южноафриканцев. По радиостанции Р-123 четко слышны их переговоры. Говорят преимущественно по-английски. А сегодня в эфире вдруг заговорили... по-польски. Я разобрал несколько фраз: «Цо пан хце (что хочет пан)? «Барзо добже» (очень хорошо) и потом: «Слухаю уважливо (слушаю внимательно)» Ответов второго корреспондента слышно не было.

Долго гадали, что бы это значило, пока не сошлись во мнении, что это, должно быть, общались в эфире южноафриканцы польского происхождения. А может быть польские наемники?

13 октября 1987г.

Сегодня в 5.10 над районом расположения 21 и 59-й бригад появились 4 юаровских самолета. Ангольцы открыли по ним бешеный огонь из всех видов оружия. Все небо напоминало одновременно радугу и салют. В результате один самолет был сбит, а второму ракета из «Стрелы-3» попала в сопло двигателя, но он смог уйти.

Наша «Оса-АК» начала работу в 4.30 утра. Авиация ЮАР действует, как по расписанию. В этот же день было еще три налета: в 12, 15 и в 17 часов. Вечером расположились на ночлег у брошенной унитовской базы. Там сохранились в целости хижины, ходы сообщения, окопы, напоминающие глубокие норы. Словом, целая крепость.

14 октября 1987г.

Сегодня в 7.30 утра прибыли, наконец, на КП 21-ой бригады ФАПЛА. Встретили здесь советников 47-ой бригады и специалистов по «Оса-АК» (всего 9 человек). Наслушались «ужасов», узнали подробности о том бое на берегу Ломбы, где погиб переводчик Олег Снитко.

47 бригада была развернута вдоль берега реки. Юаровцы и подразделения УНИТА напали внезапно, предприняв одну за другой три атаки. Фапловцы не выдержали и в панике побежали. Причин было много: и то, что заканчивались боеприпасы, и отсутствие четкого управления, и трусость офицеров и страх рядовых солдат перед юаровцами, особенно перед их дальнобойной артиллерией. Но решающим фактором, по мнению наших советников, стала наведенная через реку переправа. О ней знали все. Если бы ее не было, может, солдаты и не побежали бы, поскольку некуда.

Здесь в округе, в боевых бригадах, среди советских специалистов многие прошли Афганистан. Вот их мнение: «Таких ужасов как здесь, в Афгане мы не видели». Один сказал так: «Когда начала бить юаровская артиллерия, я подумал, что это самое страшное. Однако потом налетела авиация, и нам на земле просто не осталось места. [423] Но самое худшее началось, когда ангольцы побежали, начали бросать оружие и технику...»

Во время переправы через Ломбу 47 бригада бросила 18 танков, 20 БТРов, 4 орудия Д-30, 3 БМ-21, 4 боевых машины «Оса-АК», 2 ТЗМ «Оса-АК», станцию П-19, грузовые автомобили, радиостанции, минометы, гранатометы, около 200 единиц стрелкового оружия...

Были забыты громкие слова о безопасности «асессоров» (советников и специалистов). Их БТР ушел на переправу предпоследним, по приказу командира бригады без прикрытия, только с 11 человеками охраны. Через 15 минут на позицию, которую он занимал, ворвался юаровский АМ1--90.

Вокруг была страшная паника, неразбериха. Юаровцы стреляли, не жалея боеприпасов. Никто толком не знал, куда бежать и что делать. Единственное, чего желали все — переправиться поскорее на другой берег. Т.н. «комиссия», созданная для руководства переправой, сбежала одной из первых.

Подругой берег Ломбы переправились 3 «Стрелы-10», 2 БТРа, 2 машины «ЕЕ-25», один «Ланд-ровер» и все. Больше ничего спасти не удалось. И то, если бы юаровцы переправили на другой берег хотя бы роту и открыли огонь по реке, вся бригада осталась бы на дне Ломбы.

Но с переправой на противоположенный берег неприятности не закончились.

Советским «асессорам» пришлось поджечь и бросить свой БТР, а затем ползти по-пластунски 1,5 км по «шане» — так ангольцы называют открытую, заболоченную пойму реки. Ползли под обстрелом, побросали все, кроме оружия, юаровцы били по ним прямой наводкой. Потом началось болото. Наши почти преодолели и его, до берега оставалось совсем немного. Они, совершенно обессиленные, решили передохнуть. Юаровцы же, прикинув по времени, посчитали, что они уже переправились и стали бить по берегу. Снаряды рвались в 10 — 20 метрах от наших, а три упали в болото в 5 метрах от них. Что спасло их, это, что снаряды и мины падали в болото и на «шану» (а она тоже вязкая и топкая), сначала тонули, а потом взрывались. Лишь поэтому никто не был ранен, если не считать мелких осколков.

Разгром 47 бригады тяжело отразился на положении 16, 21 и 59 бригад и на всей обстановке в целом. Сейчас бригады стоят на линии реки Кунзумбия.

17 октября 1987г.

Утром в 6.50, когда еще сидели в нашей «столовой», внезапно появился юаровский самолет. Ангольские наблюдатели «прозевали» его, и средства ПВО открыли огонь с большим опозданием. Он нанес удар перед передним краем 1-го пехотного батальона. К счастью, обошлось без потерь. [424]

Второй налет был в 8.15. Оба раза зенитчики не успевали среагировать. Дело в том, что юаровцы стали хитрее. Их летчики знают, что здесь стоит комплекс «Оса-АК» и боятся его. Поэтому самолеты на малой высоте проходят вдоль русла реки, так что РЛС «Осы» их «не видит», а затем с разворота заходят на бомбометание.

В 10.10 был третий налет, четыре «Миража» нанесли удар по бригаде в районе 3-го батальона. На этот раз наши зенитчики поработали на славу. «Завалили» два самолета, один из «Стрелы-10», а другой — из ЗУ-23-2. Оба упали невдалеке от нас.

Командир бригады тут же направил разведгруппу на поиск самолетов и летчиков. Ждем результатов. Вечером разведчики, доложили, что самолетов, мол, не нашли, где они, не знают. А, скорее всего и не искали, побоялись нарваться на унитовцев.

18 октября 1987 г.

Сегодня — воскресенье. Михалыч объявил его днем отдыха. Надеемся, что авиация ЮАР бомбить не будет. Летчики тоже люди, должны же и они отдыхать? День прошел спокойно.

23 октября 1987г.

С самого утра отправились к командиру бригады уточнить обстановку. Он показал нам обломки самолета, что был сбит раньше над рекой Кунзумбия. По его словам, труп южноафриканского летчика сильно обгорел, и каких-либо документов найти не удалось.

В 8.30 артиллерия нашей бригады дала несколько залпов по заранее запланированным целям. Стреляли из БМ-21 и гаубиц Д-30 с временных позиций, после чего по совету нашего Михалыча быстро их сменили. Меньше чем через час юаровцы «накрыли» это место из 155-мм дальнобойных гаубиц С-5 и О-6.

24 октября 1987г.

Сегодня утром получили приказ срочно сниматься с места и двигаться в сторону расположения 59-й на реку Мианей. В 11 часов построились в колонны и вышли. Не прошли и трех километров, как позади услышали взрывы: это юаровцы стали обстреливать наши бывшие позиции, полагая, что мы еще там.

25 октября 1987г.

Рядом с нами, в нескольких километрах стоит 59 бригада. Около 17 часов ее бомбила авиация. Юаровцы выработали новую тактику: сначала начинают артобстрел, все ангольцы прячутся в укрытия, в том числе и зенитчики. А потом неожиданно появляется авиация и начинает долбить. Самолеты улетает быстрее, чем зенитчики вылезают из укрытий. [425]

Ангольцы где-то поймали козу, принесли нам в подарок целую ногу. Потушили ее с картошкой на ужин. Получилось так вкусно, что «подмели» всю кастрюлю. Не успели закончить ужинать, как «забормотал» «Кентрон». Это юаровская противопехотная реактивная установка. Дальность — до 17 км. Снаряды начинены множеством небольших стальных шариков (около 3, 5 тысяч). Убойная штука. Но «норматив на обстрел» у нас уже отработан четко: в считанные доли секунды за столом никого не осталось. Юаровцы постреляли немного и успокоились. Видимо, просто решили «пожелать нам приятного аппетита».

29 октября 1987г.

В 14.00 по радио получили страшное известие. В 13.10 противник обстрелял 59 бригаду снарядами, начиненными химическими отравляющими веществами. Много ангольских солдат отравилось, потеряло сознание, командир бригады кашляет кровью. Зацепило и наших советников. Ветер как раз дул в их сторону, многие жалуются на сильнейшие головные боли и тошноту.

Это известие нас не на шутку встревожило, ведь у нас нет даже самых завалящих противогазов, не говоря уже об ОЗК! По радио запросили округ. Просили прислать противогазы и обеспечить средствами защиты всю бригаду. Пока ответа нет.

1 ноября 1987г.

Ночь прошла спокойно. Сегодня день рождения старшего нашей группы Анатолия Михайловича. Ему исполнилось 40 лет. Ноюаровцы умудрились-таки испортить нам торжество. В 12 часов был налет авиации на стоящую рядом 59-ю бригаду, сбросили на ее позиции больше десятка 500-килограммовых бомб. О потерях пока не знаем.

Наши артиллеристы получили данные разведки и решили подавить батарею 155-мм гаубиц противника. Юаровские гаубицы С-5 и О-6 доставляют ангольцам много проблем. Они бьют издалека (дальность полета снаряда около 47 км), быстро меняют позиции (О-6 самоходная и может двигаться со скоростью до 90 км/ч). Ангольцы дали залп из БМ-21. В ответ обозленные юаровцы открыли огонь из всех своих гаубиц. Били очень точно, с небольшими перерывами. В один из таких перерывов мы со старшим пошли к комбригу, узнать какую он получил новую задачу.

Сидели в его, так называемом кабинете-землянке, как вдруг опять начался обстрел. Один из снарядов разорвался совсем рядом (он ударил в дерево, метрах в семи от землянки комбрига). Я сидел около входа, взрывная волна сбросила меня на землю, сначала ударился головой, а затем и плечом о деревянную раму внизу импровизированного стола. Сначала не понял в чем дело, землянка обсыпалась, из-за пыли ничего не видать, в ушах перезвон как на пасху. В этот [426] момент в землянку ввалился один из солдат, он стоял в траншее. Весь в крови: осколок пробил ему руку. Комбриг отправил его в медпункт. Выбравшись из землянки, обнаружил, что у меня одежда и правая рука в крови. Слава Богу, кровь не моя, а этого солдата, видно, в суматохе он меня измазал.

Как сказал потом Михалыч, мы «второй раз родились». После обстрела в радиусе 30 м от землянки комбрига все кустарники и маленькие деревца начисто срезаны осколками.

Я плохо слышу на правое ухо. У меня к тому же сильно болит плечо: ударился. У старшего немного «шумит» в голове. Вот так юаровцы «поздравили» его с днем рождения.

3 ноября 1987г.

В 13.20 1-й батальон нашей бригады, направленный на прочесывание местности обнаружил базу УНИТА. В результате боя семеро унитовцев убито, захвачена радиостанция, 13 автоматов и одна противотанковая ракета. С нашей стороны потерь нет.

На базе ангольские солдаты нашли один из номеров печатного органа унитовцев — журнала «Квача». А в нем фото бывшего начальника штаба 16-й бригады ФАПЛА капитана Луиша Антониу Мангу, который перешел на сторону УНИТА. Михалыч его хорошо знает, работал с ним в прошлом году, когда тот еще был «нашим». А в апреле этого года он «сбежал в УНИТУ». Вот так бывает!

5 ноября 1987 г.

Сегодня из рейда по почесыванию местности вернулся 1-й батальон. На той же базе нашли еще одну радиостанцию и документы 4-го регулярного батальона. УНИТА: журнал учета боевых действий с июня 1986 по сентябрь 1987 года. И что интересно, в нем довольно точно перечислена вся группировка войск ФАПЛА, ее состав и командование, результаты боев, потери. Имеется карта района Кунжамбы, выполненная по аэрофотоснимкам в Лиссабоне, схема района Куйто-Куанавале, сделанная от руки. Что ни говори, а разведка у них поставлена хорошо.

6 ноября 1987г.

Ночью с 21.00 до 23.00 противник снова вел обстрел позиций бригады из «Кентронов» и минометов. В результате двое фапловцев убито и один ранен.

Сегодня из Куито получили телеграмму с поздравлениями с наступающим праздником Великого Октября. К сожалению, праздновать будем, видимо, опять под бомбами. Поймал по радиоприемнику Москву. Страна готовится к торжествам, про войну в Анголе ни гу-гу. [427]

7 ноября 1987г.

Около 15.00 противник начал обстрел из гаубиц со снарядами с дистанционным взрывателем. Это такая гадость, которая рвется в воздухе, не долетая до земли, и осыпает все вокруг смертоносными осколками. Это что-то новое!

В 16.30 к нам прибыла колонна 25-й бригады, привезли фалловцам продукты, а нам письма.

9 ноября 1987 г.

Всю ночь слышался гул моторов и близкие разрывы снарядов: это к нам подтягивалась 59 бригада, а юаровская артиллерия «сопровождала» ее.

Утром повидались с коллегами из 59-й. У них все нормально. После того, как юаровцы потравили их газами, народ более или менее оклемался. Лица радостные, ведь они возвращаются «домой», в Куй-то. Болтались по лесам почти 4 месяца. Это трудно представить, это надо самому пережить.

Сегодня ровно месяц, как мы бродим по ангольским лесам, а у меня такое ощущение, что полжизни прошло. Все дни сливаются в один. Если вдруг тихо, то начинаешь «сходить с ума» — почему не стреляют? Что там еще задумали? Начинается обстрел, ждешь, когда он закончится.

11 ноября 1987г.

Сегодня с утра нас «навестила» авиация. Видимо, «буры» просто хотели поздравить нас с 12-ой годовщиной провозглашения независимости Анголы, ну и, конечно, принесли свои «подарки».

А вчера весь вечер наблюдали полеты снарядов 155-мм юаровских гаубиц. Они активно-реактивные и на реактивном участке полета светятся. Это обстреливают район расположения 59-й бригады на том берегу Шамбинги. Наши спецы смогли вычислить расстояние до гаубиц и определить их примерные координаты. Передали координаты по радио в округ.

12 ноября 1987г.

Сегодня с утра вышел на связь и узнал, что Куито-Куанавале ночью обстреливали из дальнобойных орудий. Среди наших, к счастью, жертв нет, взлетно-посадочная полоса не повреждена.

Творится что-то непонятное: ангольские войска почти полностью деморализованы, бригады укомплектованы людьми процентов на 45, на 10 — 15 снарядов противника могут ответить одним, да и то не всегда, наша разведка работает плохо, а противник знает о нас все. Ангольцы как огня боятся юаровцев, а если услышат, что в атаку идет «Буффало», в панике бросают все и бегут. ( «Буффало» — южноафриканский [428] батальон наемников-головорезов, зарекомендовавший себя зверствами на территории Анголы. Состоит из 12 рот по 100 человек в каждой. Каждая рота имеет свое кодовое название: «Лев», «Лисица», «Волк» и т.д. В основном прикрывает регулярные подразделениями армии ЮАР с тыла и флангов. Но часто действует самостоятельно).

Юаровская артиллерия и авиация действуют безнаказанно в любое время, наша же авиация летать здесь боится, а если и появляется, то на большой высоте. И, несмотря на все это, из округа продолжают поступать приказы: занять оборону, создать сильный резерв (из чего только?) для действий во фланг и тыл наступающему противнику и т.д. и т.п.

Сегодня утром в районе 3-го батальона взяли пленного. Он оказался артиллерийским разведчиком-корректировщиком 4-го регулярного батальона УНИТА. Сам - негр, зовут Эуженио Каюмба, в УНИТЕ служит 3 года, родом из провинции Уамбо. Вместе с ним была захвачена радиостанция 8НА-84 английского производства.

По его словам, юаровцы действуют во втором эшелоне, а впереди пускают подразделения УНИТА. Если тем приходится туго, в бой вступают регулярные части ЮАР, открывает огонь артиллерия, появляется авиация. Рассказал, что был насильно уведен унитовцами в их «столицу» Жамбу и там направлен в центр подготовки артиллеристов Тикре, что в 20 км отЖамбы. Обучали юаровские советники. В показаниях путается, много врет.

15 ноября 1987г.

Сегодня с утра пришел боевой приказ о наступлении в район истока Убе. В нем красиво расписано, кому и куда наступать, какими силами, как использовать танки. Правда в приказе почему-то не сказано, что на всех танках бригады не работают планетарные механизмы поворота (ПМП) и только один заводится от АКБ.

18 ноября 1987г.

Описать то, что произошло за эти два дня (16 и 17 ноября) трудно, нужно было это пережить. Это самые черные дни 21-й бригады. Сами не понимаем, как остались живы и вырвались из этого пекла. Противник за ночь с 15 на 16 ноября, видимо, провел хорошую разведку, расставил корректировщиков огня, провел пристрелку местности. В общем, сделал все, что нужно.

16 ноября в 6.00 утра мы выстроились в колонну и стояли в ожидании начала движения. В это время подошел топливозаправщикдля дозаправки советнического БТР. Наш старший был снаружи, когда все это началось. Первый же снаряд разорвался в десяти метрах от БТРа. Как Михалыч остался жив, наверно, одному Богу известно. Заскочил [429] в БТР, как ужаленный. Мы с советником-артиллеристом сидели внутри, когда нам в лицо ударила волна раскаленного воздуха пополам с песком.

И тут начался такой обстрел, какого мы, еще не видели. Юаровцы били «по-черному». От разрыва снарядов наш БТР бросало из стороны в сторону, смогли выйти из зоны обстрела только минут через 40. Из-под обстрела удалось вывести часть колонны во главе с зампотыла бригады. Ни на один из вопросов он дать вразумительного ответа не смог и сильно заикался.

Наконец, появился комбриг и начал наводить порядок: указал район сбора, маршрут движения. С большим трудом собрали колонну и двинулись к реке Убе. И тут юаровцы снова атаковали нас с подготовленных позиций. Бригада, или то, что от нее осталось, оказалась прижатой к «шане». Впереди полукругом располагался противник, он вел интенсивный обстрел, а сзади нас была эта чертова шана, машины через нее не могли переправиться, комбриг приказал стелить гать. На другую сторону был послан небольшой отряд для прикрытия от возможного нападения противника.

Впереди шел бой, небольшая горстка ангольцев сдерживала бешеный натиск юаровцев, а остатки бригады сбились в кучу у «шаны» с «квадратными» от страха глазами. Обстрел и атаки продолжались с небольшими перерывами. Мы приготовились к самому худшему. Собрали вещмешки, сожгли все документы и лишние бумаги. Решено было, в случае прорыва юаровцев, подорвать наши БТР и БРДМ, а потом уходить пешком через «шану» в направлении на Куито.

Была, правда, еще слабая надежда на 25-ю бригаду, которая шла нам на помощь. Но и она рухнула, когда по радио мы услыхали голос советника командира бригады. Он крыл фапловцев семиэтажным матом, чуть не плача: «Бегут, сволочи... Все бросают: технику, оружие, мать твою!».

Когда гать через шану была уже почти готова, противник стал ее обстреливать, а затем на том берегу появились бойцы нашего заслона, смятого противником. Ловушка, таким образом, захлопнулась, мы оказались в окружении.

Командир бригады НТелека вопросительно посмотрел на Михалыча: «Что скажешь, камарада асессор?». На коротком совещании было решено собрать все имеющиеся силы в кулак, выставить в линию все что осталось и могло стрелять: ЗУ-шки, БТРы, танки и.... Так отбили четыре атаки.

Вскоре нащупали слабое место в боевых порядках противника и двинулись на прорыв. Около 15 часов дня, наконец, вырвались из этого ада. Странно, но юаровцы нас не преследовали, а, может, просто им надоело с нами возиться?

...Машины сбились в одну кучу, измученные солдаты повалились на траву. Рядом с нами, в двадцати метрах горел подбитый фапловский [430] танк. Снаряды и патроны, оставшиеся в нем, рвались почти час. Зрелище не для слабонервных.

В 16.00 вышли на связь советники 25-ой и сообщили, что им удалось оторваться от преследования юаровцев. Они идут к нам на соединение.

Вечером разведка притащила пленного унитовца. Он оказался капитаном, тыловиком. Сообщил, что в этом бою против нас действовала бригада регулярных войск ЮАР, батальон «Буффало» и регулярный батальон УНИТА. Когда фа пловцы увидели пленного, сбежались солдаты обеих бригад. Глаза у них горели, все кричали: «Прикончить его! Что вы стоите, убейте его!» С большим трудом нам удалось оттащить возбужденных солдат и восстановить порядок. Пленного решили под охраной направить в Куито.

Всю ночь с 16 на 17 ноября мы шли, не смыкая глаз, стараясь уйти от юаровцев и достичь переправы через реку Шамбинга. Противник постоянно сопровождал колонну огнем. К четырем часам утра 17 ноября подошли к переправе. Но переправиться не смогли, потому что на мосту перевернулся грузовик и его никак не могли стащить.

И вот до одиннадцати часов мы простояли под обстрелом в ожидании переправы, не выспавшиеся, голодные, злые как черти. Это были самые поганые ощущения: столько пережить, чтоб в самом конце накрыло шальным снарядом?!

Наконец, около одиннадцати грузовик этот спихнули с моста, и вся колонна рванула к переправе. Мы успели подъехать к ней одними из первых.

Противник сначала бил по подходам к переправе, затем по хвосту колонны, потом перенес огонь по голове ее. Стрелял из реактивной установки «Валькирия» с целью пробить колеса, выбить водителей, чтоб остановить колонну и затем без особых затруднений расстрелять ее.

Впереди нас танк тащил неисправный БТР. Он постоянно останавливался, из-за этого останавливалась колонна. А снаряды рвались со всех сторон. Противник бил из чего только можно: из минометов, безоткатных орудий, 155-мм гаубиц, из «Валькирии».

Даже когда колонна стала отходить от переправы, противник сопровождал ее огнем.

18 ноября продолжали собирать разбежавшихся фапловцев и технику, подсчитывать потери. Только за 16 ноября наша бригада потеряла 17 человек убитыми и 86 ранеными. А также: 1 танк, две машины Е-25, 2 орудия Б-10, 1 ЗУ-23-2.

За 17 ноября потеряли: 5 человек убитыми и 31 ранеными. На всех трех машинах «ОСА-АК» от попадания снарядов «Валькирии» выведена из строя аппаратура наведения. Среди советских советников потерь нет. [431]

23 ноября 1987г.

Вчера вечером слушали радио и совершенно случайно поймали новости какой-то западной радиостанции, похоже, что Би-би-си, но на португальском языке. Передавали что-то по поводу агрессии ЮАР в Анголе, т.е. про нас.

Было сказано, что ЮАР продолжает наращивать агрессивные действия против Анголы. На севере Намибии, на границе с провинцией Кван-до-Кубанго (это где мы как раз и находимся) сосредоточено 30 тысяч человек личного состава, 400 орудий различного калибра, более 80 самолетов. На территорию провинции Кван-до-Кубанго вошел 8 ударный бронетанковый батальон. Мы сообщили обо всем этом в округ. В ответ получили телеграмму с приказом заминировать танкоопасные направления и создать плотность противотанковых средств по 5 штук на 1 километр. Как нам стало весело! Мин в бригаде почти не осталось, а противотанковых средств — «кот наплакал»: 1 Б-10, 1 БМ-21, 2 Град- 1П, 2 танка, если не считать ротных противотанковых гранатометов. И вот этим всем надо отбивать юаровские танки!

Вечером по нам как бы нехотя, лениво так, постреляли. А Куито долбят постоянно, пытаются повредить взлетно-посадочную полосу.

26 ноября 1987г.

Этой ночью я проснулся от того, что гудела земля. Поскольку спим мы под БТРом, в выкопанной под ним яме, гул был слышен хорошо. Очевидно, где-то рядом идет колонна противника.

Днем в новостях ангольского радио сообщили, что министр иностранных дел Анголы, выступая в ООН, обвинил ЮАР в использовании химических боеприпасов против ангольской армии. Это случилось 29 октября на реке Мианей, когда юаровцы применили эти боеприпасы против стоящей рядом с нами 59 бригады. В ООН принята резолюция, обязывающая ЮАР до 10 декабря вывести все свои войска из Анголы. Чихать они хотели на эту резолюцию, даже если сам Генеральный секретарь ООН приедет в Анголу. Потом наткнулись на радиостанцию из ЮАР. Транслировали речь министра иностранных дел ЮАР Боты. Суть этой речи сводилась к тому, что его страна не допустит распространения коммунизма на Юге Африки, будет заботиться о своей безопасности и выведет войска из Анголы только после того, как из страны уйдут кубинцы и русские.

А по советскому радио про Анголу гробовое молчание. Ловим каждый день и ничего.

Сегодня отправили телеграмму в округ с просьбой о моей замене. У меня не проходят последствия от контузии 1 ноября: болит правое ухо, левое плечо, очевидно, вывихнуто, участились головные боли и головокружение. [432]

28 ноября 1987 г,

Всю ночь и утро был изнуряющая, выматывающая тишина: ни одного выстрела, ни звуков работающего мотора, ничего. Из-за этого мы не могли заснуть. А в 6.00 узнали, что Куито опять обстреливали. В результате обстрела погиб наш советник полковник Горб, специалист по мобработе. Хороший был мужик, уже в годах, очень спокойный, добрый и обходительный. Его все уважительно называли «Дядько». Пробыл в Анголе год с небольшим.

1 декабря 1987г.

В Союзе — начало зимы, а у нас жара, начались дожди. Счет дням давно потерян, мотаемся по лесам почти два месяца, все дни похожи друг на друга, как две капли воды. В воскресенье, правда, занимаемся бытом: моемся, стираемся, словом приводим себя в порядок, насколько это возможно.

Сегодня перешли на новое место. Весь день обустраивались, чтоб сделать нашу стоянку хоть как-то похожей на жилище цивилизованных людей. Вбили колья и натянули тент, чтоб можно было прятаться от дождя и солнца. Сбили столики для посуды и приготовления пищи. Словом, обживаемся.

Вчера опять были бои у соседей, но фапловцы сумели отбиться. 59-я бригада подожгла два бронетранспортера АМ1-90, а 25-я нанесла противнику «большой урон в живой силе». (Позже мы узнали, что в этих боях был ранен советник командира 59-ой бригады Горбач, а двое других наших специалистов контужены).

3 декабря 1987г.

Сегодня в штабе бригады подведение итогов. Перед этим слушали по радио пресс-конференцию в Луанде, устроенную для ангольских и иностранных журналистов. На ней выступал тот самый капитан-унитовец, которого наша бригада взяла в плен на реке Убе. Сказал, что в одном из сбитых ангольцами самолетов погиб полковник-инструктор, один из юаровских асов.

На этом я заканчиваю сию летопись. Пока у нас все спокойно, стоим в лесу. Что будет дальше? Этого, видимо, не знает никто. Писем из дома не получали уже 1,5 месяца.

Россия и Ангола: новая страница в отношениях двух стран

Затянувшийся военный конфликт в Анголе, который продолжается со времени провозглашения независимости страны в 1975 году, стоил жизни более чем 500 тыс. человек; в нем участвовали солдаты и летчики Южной Африки, военнослужащие регулярных вооруженных [433] сил Кубы; летчики ГДР, северокорейские и китайские инструкторы и советники (на стороне УНИТА), родезийские вертолетчики, французские наемники (в том числе легендарный Боб Денар) — на стороне УНИТА, португальские и южноафриканские наемники, оперативные работники ЦРУ США (сначала с Холденом Роберто, неисправимым алкоголиком, а позднее с Савимби, который получил переносные зенитные ракетные комплексы «Стингер»), и пилоты авиакомпании «Эйр Америка», прославившиеся в свое время участием в тайных операциях ЦРУ во Вьетнаме, а также инструкторы и деньги из самых разных стран, включая Бразилию, Марокко, Заир и Саудовскую Аравию.

По Договору о дружбе и сотрудничестве, подписанному в октябре 1976 г., Советский Союз оказывал Анголе экономическую и военную помощь.

В мае 1995 г. а Анголу посетила российская делегация во главе с секретарем Совета безопасности Олегом Лобовым. После визита в Москве был подписан «Протокол о намерениях по дальнейшему укреплению сотрудничества».

А в июне 1995 г. в республику был направлен аэромобильный отряд сухопутных войск России для содействия работе Контрольной миссии ООН. В составе российской авиационной группы (РАГ) находилось около 130 российских вертолетчиков. Экипажи 7 вертолетов Ми-8 были дислоцированы по шести региональным аэродромам: от Лубанго до Уиже. В Анголе служили лучшие летчики авиации сухопутных войск России, летавшие над Афганистаном, Карабахом, Приднестровьем, Абхазией, Южной и Северной Осетией и Чечней.

В последнее время оживилось военно-техническое сотрудничество между Анголой и Россией. В конце ноября 1998 г. самолетами военно-транспортной авиации российских ВВС была начата переброска в Анголу многоцелевых истребителей МиГ-23, закупленных этой страной у России. По условиям контракта, МиГи, хранившиеся прежде на российских базах на консервации, в течение декабря были доставлены в Анголу, собраны, облетаны и переданы персоналу национальных ВВС. Кроме того, российские специалисты взяли на себя восстановление боеготовности имевшихся у Анголы прежде МиГ-23 и МиГ-21.

Пропавшие российские летчики

Если верить скудным официальным данным ангольской стороны, самолет Ан-26Б авиакомпании «Пермские моторы», осуществлявший авиаперевозки на внутренних воздушных линиях Анголы по контракту с фирмой «Prestavia» (Ангола), потерпел аварию во время полета 3 сентября 1998 года по маршруту Луанда — Кафунфо — Луанда после вылета из аэропорта Кафунфо. По сообщению Ангольского [434] телевидения со ссылкой на Генштаб страны, самолет был подбит подразделением движения УНИТА, оппозиционного официальным властям Анголы. АН-26 загорелся и упал на контролируемую боевиками УНИТА территорию. По неподтвержденным данным, самолет совершил вынужденную посадку. С тех пор никаких сведений о судьбе командира лайнера Дудко Виталия Викторовича, штурмана Пушкарева Павла Викторовича, пилота Чувырина Валерия Анатольевича и бортмеханика Семкова Валерия Геннадьевича нет. Проведенные ангольской стороной розыскные мероприятия результатов не принесли. Позднее, по информации посла РФ в Анголе Раевского В.Н., было обнаружено место падения самолета (1 км южнее трассы Кафунфу-Луанда). В начале октября 1998 г. командир экипажа Дудко выходил на связь с Ил-76, летевшим в Дун-ду, и передал следующую информацию: «Экипаж находится в плену у полевого командира УНИТА на территории Заира. Один член экипажа ранен. Экипаж выполняет полеты с базы в Заире в Анголу на аэродромы УНИТА. Параллельно с АН-26 работает АН-12, ранее угнанный из Анголы в Заир».

Самолет АН-12Б, принадлежащий ГНЦ РФ ЛИИ им. М.М. Громова, осуществлял авиаперевозки на внутренних воздушных линиях Анголы по контракту с фирмой «Maweva» (Ангола). Экипаж самолета: командир Кутявин Юрий Иванович (Гражданин Республики Беларусь), пилот Стадник Георгий Викторович, штурман Романовский Евгений Михайлович, бортинженер Митяев Александр Михайлович.

26 октября 1998 г. самолет вылетел из аэропорта г. Нзаги в Луанду. Через 20 минут после взлета связь с экипажем оборвалась, сигналов бедствия и просьб о помощи с борта самолета не поступало. По сообщению ангольской печати (газета «Адога») самолет в настоящее время находится в городе Кисангани, оплоте повстанцев в Конго, судьба экипажа неизвестна. По некоторым оперативным данным, указанный самолет продолжал эксплуатироваться в.Заире.

27 декабря 1998 г. пропал самолет АН-12 с экипажем из четырех российских летчиков.

12 мая 1999 г. после взлета с аэродрома Лузам (30 км южнее Кафунфо) боевики УНИТА сбили самолет Ан-26 и захватили его экипаж из 3 российских летчиков (командир Зайцев Александр). Интервью с членами экипажа было показано по ТВ ЮАР. Российскими представителями в Анголе был установлен контакт через ЮАР с УНИТА и достигнута договоренность о возвращении экипажа. [435]

В конце июня 1999 г. ситуация в точности повторилась после вынужденной посадки экипаж подбитого самолета, состоящий из 4 российских граждан, был захвачен. Позднее один из летчиков от полученных ожогов скончался.

В результате предпринятых посольством России в Анголе мер по поиску пропавших самолетов, были организованы поисково-спасательные работы с привлечением армейских подразделений ВС Анголы и самолетов Миссии наблюдателей ООН в Анголе, которые не увенчались успехом. Главная причина, препятствовавшая эффективному поиску, состояла в том, что в предполагаемом районе падения самолетов продолжались интенсивные боевые действия.

Вопрос о пропавших российских самолетах выносился на обсуждение СБ ООН, который в своем заявлении от 23 декабря 1998 г. четко сформулировал требование ко всем заинтересованным сторонам, особенно к УНИТА, «тесно сотрудничать в расследовании инцидентов с пропавшими самолетами, включая поиски их экипажей и пассажиров».

Советские военные советники и специалисты, погибшие в Анголе

БАКИН Николай Алексеевич, 1929 года рождения. Русский. Полковник, советник начальника оперативного отдела военного округа вооруженных сил Анголы. Умер при исполнении служебных обязанностей 24 сентября 1977 г.

БЕЛАН Аркадий Елисеевич, 1927 года рождения. Украинец. Полковник, советник начальника технической службы военного округа вооруженных сил Анголы. Умер от болезни 24 апреля 1979 г.

БЕЛОГОРЦЕВ Александр Николаевич, 1929 года рождения. Русский. Подполковник, советник начальника штаба военного округа вооруженных сил Анголы. Умер от ран 15 августа 1978 г.

ДАНИЛОВ Леонид Алексеевич, 1943 года рождения. Удмурт. Подполковник, советник начальника оперативного отделения бригады вооруженных сил Анголы. Умер от болезни 7 ноября 1978 г. Похоронен на кладбище в д. Атиаз Алнашского района Удмуртской АССР.

ДРОЗД Александр Данилович, 1937 года рождения, Белорусская ССР, Гродненская область, Кореличский район, г. Мир. Призван Ломоносовским ОГВК Ленинградской области. Капитан 2 ранга, военный советник в вооруженных силах Анголы. Погиб 15 января 1979г. Похоронен на кладбище в г. Ломоносове Ленинградской области.

САМОСУШЕВ Виктор Варфоломеевич, 1941 года рождения, Пермская область, Чердынский район, с. Понтино. Русский. Служащий СА, авиационный механик группы сборщиков самолетов МиГ-17ф. Умер 9 февраля 1976 г. Похоронен на кладбище в Новобаде Ленинского района Таджикской ССР.

СКАКУН Григорий Иванович, 1941 года ССР, Черкасская область, Золотинский район, с. М.Каевцы. Украинец. Призван Чернобаевским РВК Черкасской области. Прапорщик, специалист по эксплуатации переносного стрельбищного оборудования. Умер от ран 13 марта 1979 г. Похоронен 18 марта 1979 г. на кладбище в г. Черкассы.

СТРЕЛКОВ Петр Дмитриевич, 1941 года рождения, Белорусская ССР, Быховский район, с. Тощица. Белорус. Служащий СА, старший шофер-механик аппарата главного военного советника в вооруженных силах Анголы. Погиб 4 августа 1978 г. Похоронен на Вол-ковском кладбище, Мытищинский район Московской области.

СУВЕЙКА Николай Васильевич. Капитан 3 ранга, начальник мастерской. Умер от болезни 6 ноября 1978 г.

ШАБЛО Виктор Иванович, 1947 года рождения, Украинская ССР, Сумская область, с. Нижняя Сыроватка. Украинец. Призван Мукачев-ским РВК Закарпатской области. Прапорщик, специалист по тренажеру противотанковых управляемых реактивных снарядов в вооруженных силах Анголы. Умер в феврале 1976 г. Похоронен 10 марта 1976 г. на кладбище в с. Бородивка Мукачевского района.


Приходько Валентин Иванович , Copyright © 2010-2016 г. E-mail: adm-site-val@rambler.ru , Украина .
Перепечатка материалов автора с обязательной ссылкой на авторство и сайт - ПРИВЕТСТВУЕТСЯ !.